Цербер

Материал из ВикиФур
Перейти к: навигация, поиск
Цербер в изображении Урсулы Вернон.

Це́рбер, или, ближе к произношению в древнегреческом языке и в классической латыни, Ке́рбер (др.-греч. Κέρβερος, лат. Cerberus) — персонаж древнегреческой мифологии: многоголовый пёс, страж подземного мира мёртвых.

У античных писателей[править]

В большинстве источников Цербер — пёс с тремя головами, однако по Гесиоду[1] — пятидесятиголовый, по Пиндару — стоголовый, по Горацию — одноголовый, но с тремя языками[2].

Поэты обычно подчёркивают злобу, свирепость Цербера[3], символизирующие жестокую неумолимость смерти. По распространённым представлениям, он был опасен не только для теней, пытающихся выйти из загробного мира, но даже и для входящих («…он, кого и входящие злят!»Стаций[4]). Поэтому при похоронах греки клали покойнику в руки лепёшку из медового теста, которой тому надлежало умилостивить Цербера, — подобно помещавшейся в рот монете для Харона[5]; в «Энеиде» Вергилия такую же сладкую лепёшку, начинённую сонной травой, Церберу бросает Кумская Сивилла[6]. У Овидия Цербер лает даже на входящую царицу богов Юнону[7].

Цербер ужасен видом[1][8], громогласен[1][6][8], изрыгает из пастей пламя[9] и ядовитую пену[10], из шерсти вокруг шеи у него растут змеи[2][6][9][11]. Тесная связь Цербера со змеями, во многих культурах — яркими представителями хтонических животных, проявляется также в его родстве с другими змееобразными чудовищами: он сын Эхидны, брат Лернейской гидры и так далее. Иногда змеевидным изображался хвост пса.

В юмористических произведениях образ Цербера мог переосмысляться. В комедии Аристофана «Лягушки» судья преисподней Эак воспринимает Цербера как обычного полезного в хозяйстве домашнего зверя и ругает Геракла за дурное обращение с питомцем (в переводе Адриана Пиотровского: «Подлец! Из подлых подлый, расподлейший! / Ты уволок у нас собаку Кербера. / Душил её, давил и бил, с собой увёл / Мою собачку милую. Постой же, вор!»[12]). У Лукиана в «Разговорах в царстве мёртвых» Цербер, наделённый здесь даром речи, спокойно и рассудительно беседует с философом Мениппом[13].

В современной фантастике многоголовые существа нередко показываются как коллективные персонажи, обладающие отдельными сознаниями для каждой головы. В древней литературе Цербер — психически единый; даже у Лукиана он говорит о себе в единственном числе. Исключение можно усмотреть разве что у Стация: в его поэме Меркурий, касаясь своим жезлом каждой головы по отдельности, погружает Цербера в «тройной сон»[14].

У Гомера голова вовсе не есть центр духовной жизни человека. Центр этот есть φρήν, или во мн. ч. φρένες, т. е. диафрагма, грудобрюшная преграда. Здесь именно локализуются ощущения и чувства человека, а также и его настроения. Сознание, разум, память, любовь, ненависть, похоть, сострадание, радость, страх, стыд и т. д. — всё это имеет своё средоточие в диафрагме, отсюда исходят и все человеческие побуждения, импульсы воли, как сказали бы мы нашим термином.

(Юлиан Кулаковский. Смерть и бессмертие в представлениях древних греков. — Киев, 1899. — Стр. 8.)

Об окрасе Цербера не сообщает ни один античный писатель. В настоящее время пса Аида чаще всего представляют чёрным — и это имеет основания, поскольку у древних греков нижний мир стабильно ассоциировался с чёрным цветом; в жертву подземным божествам приносили животных чёрной масти. Но в вазописи и на фресках сохранились изображения и чёрного Цербера, и белого, и трёхцветного.

В фурри-арте[править]

Цербер в «Housepets!».

Фурри-художники часто изображают Цербера с антропоморфным телом. На многих рисунках персонаж предстаёт не классически злобным, а милым и добродушным (примеры: [1], [2]).

Встречаются и женские версии. Так, в комиксе Рика Гриффина «Housepets!» Цербер — мускулистая антропоморфная самка[15], три головы которой обладают определённой самостоятельностью и несколько различаются по характеру (средняя, к примеру, — самая серьёзная и реже всего улыбается). Она в целом доброжелательна и работает в местном аналоге Рая, а не Ада.

Примечания[править]

  1. 1,0 1,1 1,2 Гесиод, «Теогония», стихи 310—312.
  2. 2,0 2,1 Гораций, Оды, книга III, ода 11, стихи 15—20.
  3. «Audax Cerberus» — Тибулл, книга I, элегия 10, стихи 35—36. В переводе Льва Остроумова: «бешеный Цербер».
  4. «Saevus et intranti populo». — Стаций, «Фиваида», книга II, стих 28. Перевод Юрия Шичалина.
  5. Елена Рабинович. Мифологема нектара — опыт реконструкции / Палеобалканистика и античность. — Москва, 1989. — Стр. 115.
  6. 6,0 6,1 6,2 Вергилий, «Энеида», книга VI, стихи 417—423.
  7. Овидий, «Метаморфозы», книга IV, стихи 449—450.
  8. 8,0 8,1 Апулей, «Золотой осёл», книга VI, 18—19.
  9. 9,0 9,1 Вергилий, «Комар», стихи 220—222.
  10. Овидий, «Метаморфозы», книга IV, стихи 499—500; книга VII, стихи 414—417.
  11. Овидий, «Героиды», письмо IX, стихи 93—94.
  12. Аристофан. Комедии и фрагменты / Издание подготовил В. Н. Ярхо. — М.: Ладомир; Наука, 2000. — Стр. 646—647.
  13. Лукиан, «Разговоры в царстве мёртвых», диалог № 21.
  14. «Tergeminus somnus» — Стаций, «Фиваида», книга II, стихи 30—31.
  15. «Yes, her». — Rick Griffin, «Cerberus»

Ссылки[править]

  • Цербер в Википедии
  • Kerberos на сайте о греческой мифологии Theoi Project
  • Cerberus в Housepets! Wiki