Феникс и голубка

Материал из ВикиФур
Перейти к: навигация, поиск
Иллюстрация к поэме (Ymxa)

Феникс и голубка (The Phoenix and the Turtle) — короткая, в 67 строк, поэма Вильяма Шекспира, опубликованная в 1601 году. Описывалась как одно из самых загадочных, мистических, метафизических произведений автора. «Феникс и голубка» — традиционный русский перевод названия[1], но в оригинале речь идёт о самке феникса и голубе (точнее — самце горлицы[2]).

Содержание[править]

Страница из первого издания поэмы (1601)

Основа сюжета Шекспиру не принадлежит, он только создал вариацию на известную тему. Вкратце история двух птиц сводится к следующему: когда смертному голубю приходит время умереть, возлюбленная голубя, птица феникс, входит в его погребальный костёр и сгорает вместе с ним; затем из их пепла рождается новое существо.

Поэма Шекспира концентрируется на моменте сразу после смерти четы, причём гибель двух идеальных влюблённых понимается как гибель идеальной любви и верности вообще («Love and constancy is dead»):

Будет правда, да не та,
И не та уж красота.
На любовь легла плита.

(перевод С. Маршака)

Truth may seem, but cannot be;
Beauty brag, but 'tis not she;
Truth and beauty buried be.

Первая часть поэмы написана четверостишиями. Для оплакивания умерших созывается множество птиц — в том числе орёл, лебедь, ворон. Далее следует рассуждение о сущности любви в духе неоплатонизма; любовь трактуется как нечто трансцендентное и непостижимое рассудком.

Вторая часть поэмы — тренос (поминальный плач), написанный трёхстишиями.

Параллели в античной литературе[править]

Поэма Шекспира принадлежит к долгой традиции стихотворений о смерти птиц. Так, у эллинистического поэта Симмия была эпитафия на смерть куропатки[3]. Ориентировавшийся на эллинистическую литературу древнеримский поэт Катулл написал получившие большую известность шутливые стихи на смерть ручного воробья своей возлюбленной, где пародировал греческий плач по умершему (стихотворение № 3 в «Книге Катулла Веронского»)[4][5].

Катуллу подражал Овидий, написавший стихотворение на смерть попугая любимой («Любовные элегии», книга II, № 6)[6]. В отличие от стихов Катулла, здесь образы животных уже несколько очеловечены; описывается, как оплакивать попугая собирается множество других птиц — в том числе горлинка, верность которой специально подчёркивается; как и у Шекспира, имеется сопоставление пения птиц с траурными звуками труб; упоминается феникс, которого попугай должен встретить в загробном мире, в зелёных рощах Элизия, куда попадают души добродетельных птиц. Общий тон мягче, грубоватая шутливость Катулла уступает место галантной иронии; стихотворение заметно длиннее, размер — более «солидный» элегический дистих вместо лёгкого фалекова одиннадцатисложника. Исследователи часто отмечали, что к Овидию Шекспир был особенно привязан — много раз цитировал, обрабатывал, упоминал о нём в произведениях.

На Катулла и Овидия, в свою очередь, опирался живший позже Стаций. В его сборнике «Сильвы» (книга II, № 4)[7] также есть стихотворение на смерть попугая, принадлежавшего одному из богатых покровителей поэта. Оплакать попугая снова слетаются другие птицы, перечисляемые автором; попугай сгорает на погребальном костре и сопоставляется с фениксом; завершается стихотворение торжественной песнью — славословием умершему. Стаций пишет эпическим гекзаметром, его тон ещё чуть более серьёзный, хотя в целом это по-прежнему «лёгкая» поэзия, не содержащая шекспировской метафизики.

Стоит также обратить внимание на другое стихотворение Стация о погребальном костре в том же сборнике (книга III, № 3)[8], в начале которого, как и у Шекспира, автором призываются для оплакивания только «невинные и чистые», а преступники и нечестивые изгоняются[9].

Отзывы о произведении[править]

  • «Шекспир, похоже, курил чего-то забористое, когда это писал… Не, ну серьёзно» — анонимный комментатор в английской Википедии.

Галерея иллюстраций[править]

См. также[править]

Примечания[править]

  1. Возможно, сказалось влияние стихотворения «Феникс и голубка» Василия Жуковского (1814); сюжетно оно с Шекспиром не связано.
  2. Английское слово «turtle», основное значение которого сейчас — «черепаха», в старину обозначало горлицу (turtledove).
  3. Гай Валерий Катулл Веронский. Книга стихотворений / Перевод Сергея Шервинского, примечания Михаила Гаспарова. — Москва, «Наука», 1986. — Стр. 214—215.
  4. Там же, стр. 5—6. Перевод С. Шервинского в сетевой библиотеке AncientRome.ru
  5. Гай Валерий Катулл. Стихотворения / Перевод и комментарии Максима Амелина. — Москва, «Текст», 2010. — Стр. 8—9, 154.
  6. Перевод С. Шервинского в сетевой библиотеке AncientRome.ru
  7. Публий Папиний Стаций. Сильвы / Перевод и комментарии Татьяны Александровой. — Санкт-Петербург, «Алетейя», 2019. — Стр. 69, 91—93.
  8. Там же, стр. 125—133.
  9. «Insontes castosque voco» (ст. 17), «Procul hinc, procul ite nocentes...» (ст. 13—14). В переводе Т. Александровой: «Чистых, невинных зову», «И прочь, — да, прочь удалитесь / Вы, нечестивцы, порок в чьём сердце...»

Ссылки[править]