Заметки:Фантастика о животных

Материал из ВикиФур
Перейти к: навигация, поиск

Книги и серии, переведённые на русский[править]

Если помечено «серия», то переведено как минимум несколько первых книг. Если книга никак не отмечена, то она не является частью серии.

Про зооморфные культуры и цивилизации животных[править]

Книги Эрин Хантер и авторов, составляющих этот коллектив:

Про цивилизации животных, подобных людям[править]

Лёгкие книги[править]

Анкета[править]

Дисквалификация
В произведении есть животные или звероподобый фантастический вид? Если нет, дисквалификация.
* Далее под «животными» подразумеваются «животные или звероподобные существа», если не указано иное.
Первостепенные признаки
Животные представлены в мире произведения видом, народом, расой — или отдельными уникальными существами?
  • Вид, раса или народ: 10
  • Уникальные существа, объединённые культурно: 5
  • Уникальные существа, каждый сам по себе: 0
Животные разговаривают?
  • Да: 10
  • Нет, но думают очеловеченные мысли: 5
  • Нет, но приведены их звероподобные мысли (типа «Запах огня — люди — опасность»): 2
  • Нет, и их мышление описано со внешней точки зрения: 0
Животные — главные герои?
  • Да, и только они: 10
  • Да, но также и другие типы персонажей (люди, феи, разумные предметы…): 3
  • Нет, животные — второстепенные персонажи: 0
Какова роль людей в мире произведения?
  • Людей нет: 10
  • Люди — чуждая угроза, непонятная животным: 10
  • Животные живут отдельно от людей и не контактируют с ними (но они не угроза): 8
  • Животные могут общаться и сотрудничать с людьми: 2
  • Люди — равноправная раса с животными: 0
Насколько проработана культура животных?
  • Сложная иерархия, много разных обществ, детальная система традиций, убеждений и верований: 10
  • Одно тщательно проработанное общество с иерархией, убеждениями и верованиями: 7
  • Животные живут обществами, но те проработаны как набор персонажей и проблем, а не на уровне традиций, убеждений и верований: 5
  • Животные просто являются представителями своего биологического или фантастического вида и имеют видовой характер: 2
  • Животные имеют физические качества своего вида, но ведут себя как люди, без зооморфных убеждений или черт характера: 0
  • Животные не проявляют характера: 0
Есть ли экологический или зооохранный мотив?
  • Основа сюжета — угроза со стороны людей, уничтожающих экологию: 10
    • То же самое, но не люди, а другой вид: 8
  • Люди, уничтожающие или уничтожившие экологию — фон произведения: 7
    • То же самое, но не люди, а другой вид: 5
  • Ничего такого нет, но произведение воспевает природу: 3
  • Ничего такого нет, но произведение просвещает читателей о жизни животных: 2
  • Ничего такого нет: 0
Насколько проработаны персонажи животных?
  • Животные — самостоятельные сложные персонажи, никого не символизирующие: 10
  • Характеры животных очень звероподобны, и этим объясняется их простота или нечёткость: 5
  • Животные — довольно простые персонажи, сводящиеся к одной-двум чертам характера: 3
  • Животные являются типажами людей, слоёв общества или аллегорией грехов: 0
  • Животные не проявляют характера: 0
Насколько драматичен сюжет?
  • Сюжет очень драматичен, персонажи легко могут умереть или утратить самое важное для них: 10
  • Угрозы описаны в очень серьёзной манере, согласно языку книги и отношению персонажей, и персонажи иногда спасаются едва-едва, но всё-таки обошлось без травм и долговременных потерь: 8
  • Происходящее можно описать как приключение, когда угрозы есть, но скорее увлекательные, сказочные, чем драматичные: 5
  • Угроз нет, произведение о другом: 0
Насколько реалистичны животные?
  • В мире существуют люди, и животные имеют примерно те же физические и мыслительные ограничения, что животные в реальном мире (например, не могут читать, отмыкать двери…): 10
  • В мире существуют люди, и животные имеют реалистические физические ограничения, но мыслят как люди: 8
  • В мире нет людей, и животные имеют реалистичные физические ограничения: 10
  • Животные антропоморфны (ходят на двух ногах, одеваются, используют предметы…), но имеют физические преимущества своих прообразов (обоняние собак, ловкость белок…): 10
  • Животные не имеют особых ограничений, но хотя бы иногда двигаются как реальные прообразы (бегают на четырёх ногах) или имеют соответствующий виду рост и комплекцию: 1
  • Животные могут быть заменены на людей без изменения осмысленности происходящего: 0
Второстепенные признаки
Книга использует специальные слова и обозначения, связанные с нечеловеческой природой или культурой животных?
  • Да, специальные термины, придуманные для книги: 5
  • Да, вместо лексики, которая не подходит животным (например, «в трёх прыжках» вместо «в трёх метрах»): 3
  • Да, но только специфические слова об этом виде животных или местности (брылья у собак, пороги у рек…): 1
  • Нет: 0
Есть пророчество, вещие сны или ясновидение?
  • Да, поскольку только так они могут понять что-то об окружающем мире, недоступное им иначе (из-за зооморфного мышления, отсутствия человеческих знаний и так далее): 5
  • Да, хотя у персонажей очеловеченное мышление и понимание мира: 2
  • Нет: 0
Есть ли у животных мифология и легенды?
  • Да, и они частично оказываются правдой: 5
  • Да, и им посвящены отдельные главы: 4
  • Да, и им уделяется много внимания в культуре животных или сюжете: 3
  • Да, но им не уделяется много внимания в повествовании: 1
  • Нет: 0
Сколько видов животных участвует в сюжете?
  • Один главный вид животных, и есть дипломатические отношения с другими через культурный барьер: 5
  • Один главный вид животных, и нет общения с другими видами: 4
  • Общество из различных видов животных, установивших дипломатические отношения между собой: 4
  • Смешанное общество из животных различных видов, где культура свойственна обществу вообще, а не отдельным видам: 1
  • Один вид, потому что один персонаж-животное: 0
Какова длина произведения?
  • Часть длинного цикла: 5
  • Длинное (роман, полнометражка…): 3
  • Короткое (рассказ, короткометражка): 0
Признаки других жанров
В произведении есть явно высказанная мораль?
  • Автор или персонажи завершают произведение нравоучением, обращённым напрямую читателю или зрителю: −10
  • Все повороты сюжета и черты характеров персонажей подчинены явному уроку для читателя или зрителя: −5
  • Это ироническое или сатирическое произведение, комментирующие человеческий быт, привычки и культуру с точки зрения животных: −5
  • Из произведения можно извлечь урок или подтекст, но оно содержит гораздо больше, чем подведение к основной мысли: 0
Насколько сложное изложение?
  • Фразы короткие, с ограниченным лексиконом, для младшего возраста: −10
  • Сложность текста более ли менее соответствует взрослой литературе (разве что с перефразированием сложных слов после их употребления): 0
  • Сложность текста очень высокая, от читателя требуется знать высокую литературу, небиологические термины: −5
Есть ли графическое насилие, подробные сцены секса или то, что является культурным табу для детей среднего возраста?
  • Есть: −5
  • Нет: 0
В каком времени происходит действие?
  • В высокотехнологическом будущем или высокотехнологическом альтернативном мире: −10
  • В высокотехнологическом или альтернативном настоящем, где животные являются частью цивилизации: −10
  • Иное: 0
Чему произведение уделяет больше всего внимания?
  • Отношения персонажей, их любовь, ориентация, принятие обществом: −10
  • Волшебство, сражения с монстрами, фантастические расы: −10
  • Шутки, хохмы, гэги, забавные ситуации: −10
  • Описание природы, повадок настоящих животных, экосистемы: −5
  • Иное: 0

Фрагменты[править]

The Guide to United States Popular Culture (2001)[править]

Истории про животных для детей были неизменно популярными среди американских детей в прошлом веке. Обычно они подпадают под одну из двух категорий: животное фэнтезиi и животный реализмi. Мальчики и девочки вплоть до 8-9 лет очаровываются волшебными историями, в которых авторы показывают животных, таких как кролики, мартышки, медведи, мыши и слоны, мыслящими и чувствующими подобно детям. «Истории кролика Питера» (1902) от Беатрис Поттер — самая продаваемая детская книга всех времён. Многие фэнтези изображают животных, человечных почти во всём кроме внешности. В «Ветре в ивах» (1908) Кеннета Грэма Жаба, Барсук и Крот живут в домах, ходят на празднования и пускаются в дружные приключения. Крольчонок из «Goodnight Moon» (1947) Уайз Браун поступает так же, как ребёнок перед сном, прощаясь со множеством домашних питомцев и предметов обстановки, пытаясь отсрочить засыпание, а титульный герой «Кота в Шляпе» (1957) доктора Сьюза жонглирует, показывает фокусы и развлекает беседой двух скучающих детей.

В последние годы поучительный цикл «Berenstain Bears» продемонстрировал величайшую популярность среди родителей и детей, рассказывая истории о первом визите к стоматологу, уборке комнаты, хороших манерах и ожидании рождения нового братика или сестры. Другие фэнтези изображают животных, приближенных к своим природным прообразам, но обладающих человекоподобными чувствами. «Дорогу утятам!» (1941) Роберта Макклоски рассказывает о тревогах двух уток, пытающихся найти место гнездования в Бостоне. Обезьяна Любопытный Джордж в историях Х. А. Рея не выходит за рамки животного поведения, когда случайно звонит пожарным, выпускает животных с фермы, крадёт летучего змея и устраивает прочий переполох, при этом пытаясь убежать от мужчины в жёлтой шляпе. Некоторые истории про животных создают целые сообщения зверей, подражающие человеческим мирам. Истории про Бабара от Лорен де Брунофф рисуют общество слонов в мифическом королевстве в Африке, демонстрирующее все грехи и добродетели человеческой культуры. Многие истории Билла Пита рассматривают современные вопросы через поведение животных: например, защита окружающей среды в «Farewell to Shady Glade» (1966) или изоляция от общества в «Kermit the Hermit» (1965). Та же «Паутина Шарлотты» (1952) И. Б. Уайта про паучиху Шарлотту, которая пытается спасти поросёнка Вилбура от мясника, тронула сердца миллионов американских детей.

Более реалистичные истории о животных вызывают симпатии детей постарше. За редким примечательным исключением (таким как «Книги джунглей» [1894-95] Редьярда Киплинга), реалистичные истории о животных фокусируются на собаках и лошадях и их отношениях с людьми. «Белый Клык» (1906) и «Зов предков» (1903) Джека Лондона изучают жизни собак и их роль в выживании людей в тундре Аляски. «Лесси возвращается домой» (1940) Эрика Найта и «Невероятное путешествие» (1961) Шейлы Барнфорд передают хронику борьбы, которую собаки (и кошка) выдерживают на пути домой к хозяевам. «Where the Red Fern Grows» (1974) Уилсона Раула открывает глубины любви мальчика к его собакам и жгучую скорбь, когда те умирают. Подобные книги как «Чёрный красавчик» (1877) Анны Севелл, «Misty of Chincoteague» (1947) Маргариты Генри и «My Friend Flicka» (1941) Мэри О’Хары рассказывают о воображаемой жизни лошадей в отношениях с людьми и вне таковых.

Литература: «Literature and the Child» (1989, Bernice Cullinan), «Children’s Literature in the Elementary School» (1989, Charlotte Huck)

The Ultimate Encyclopedia of Fantasy (1999)[править]

Animal Fantasy

Фэнтези о животных, особенно о говорящих животных, имеют древние корни. Их можно проследить до басен Эзопа; возможно, их истоки лежат в глубоко в доисторическом периоде. Сам Эзоп — полумифическая фигура, греческий раб, предположительно живший 600 лет до н. э. Собрание басен, опубликованных от его имени — один из самых живучих трудов мировой литературы, и у него есть аналоги в виде собраний притч на других языках, например, индийских. Значительно более современный аналог можно прочесть в XIX веке, в историях с плантаций американского писателя Джоела Харриса, основанных на чёрном фольклоре бывших американских рабов (сам Харрис был белым). Сказки о братце Кролике и братце Лисе, подобно басням Эзопа, хитро используют персонажей-животных, чтобы сделать заявления о человеческой природе и человеческом поведении.

Говорящие животные появлялись в обширном массиве литературы ещё со времён греков. Средневековые писатели, столь любящие аллегорию, особенно часто использовали зверей в качестве «ораторов». Среди широко известных примеров — лис Ренар (французского происхождения), «Птичий парламент» Джеффри Чосера и «The Nun's Priest's Tale» (про петуха Шантеклера). Животные распространены в сатирической традиции, от «Петуха» и «Осла» Лукиана Самосатского (II век н. э.) до гуигнгнмов, мудрых лошадей из «Путешествий Гулливера» Джонатана Свифта (1726). «Скотный двор» Джорджа Оруэлла (1945) и «Планеты животных» Скотта Бредфилдаi (1995) — их современные аналоги. Детская литература последних двух веков густо населена разговорчивым животными в произведениях, различающихся по своему уровню от сложной «Алисы в стране чудес» (1865) и «Алисы в зазеркалье» (1871) Льюиса Кэрролла до простых сказок Беатрис Поттер, венцом которых являются «Истории о кролике Питере» (1901).

В широком смысле современные истории о животных делятся на два типа — реалистичные и фантастические. В последнем звери говорят человеческими голосами, ходят в одежде и пускаются в сверхъестественные приключения. Истории о превращениях, из человека в животное и обратно, также относятся к этой категории. Первый же тип историй делает серьёзную попытку изобразить животных «как они есть». Однако даже тут, в реалистичных книгах, таких как «Чёрный красавчик» (1877) Анны Сьюэлл, неотвратно возникает элемент фэнтезийности, выражающийся в наделении лошади-автобиографа человекоподобным созданием и способностью беседовать с другими рабочими животными. Следует заметить, что романы, подобные «Чёрному красавчику», столь же обязаны традиции «фэнтези про неживые предметы» — истории от первого лица, якобы рассказанные монетами, напёрстками и трёхгинейными наручными часами, переходящими из рук в руки.

Среди многочисленных фэнтези с участием персонажей-животных две наиболее именитые из современной эпохи — это «Книга джунглей» Рельярда Киплинга (1894, за которой последовала «Вторая книга джунглей» в 1895) и «Ветер в ивах» Кеннета Грэма. Обе многократно экранизированы и адаптированы в другие форматы. Первая вдохновила дальнейшие фантастические приключения одичавших детей, например, «Тарзана» (1919) Эдгара Берроуза, а последняя — получила продолжение от более поздних писателей фэнтези, таких как Уильям Хорвуд в его «Ивах зимой» (1993 — в ней Жаба из Жабьего Холла пилот, а не гонщик).

Сравнительно современное явление, последовавшее за популярностью героической фэнтези во «вторичном мире»[1], это масштабные фэнтези, использующие животных вместо людей в разворачивающемся сюжете о великой миссии или истории эпической борьбы, часто со сверхъестестенным элементом. Самое влиятельное произведение подобного типа — «Обитатели холмов» (1972) Ричарда Адамса. Подобно «Властелину колец» Толкина, книга Адамса «выстрелила» не сразу — сначала её воспринимали как эксцентричный роман неизвестного автора, противоречащий всяким ожиданиям издателей. Однако она разошлась в огромных количествах, понравившись экологически настроенному поколению ранних 1970-х — фактически тем же людям, которые превратили Толкина в запоздалый бестселлер всего несколькими годами ранее. Это длинный роман, полный тщательно выписанных деталей и рассказанный эпическим слогом. (…)

Легко обозвать «Обитателей холмов» слишком много о себе думающей детской книгой. Именно книга Адамса вызвала ехидное замечание Майкла Муркока: «Если можно сказать, что большая часть американской НФ написала роботами, про роботов, для роботов, то большая часть английской фэнтези, видимо, написана кроликами, о кроликах, для кроликов» (процитировано в его «Wizardly and Wild Romance», 1987). Тем не менее, этот роман понравился миллионам читателей, и их нетрудно понять — это крайне выдающаяся история о великой миссии (и войне), дополненная трогательным мотивом охраны природы. Среди многочисленных книг-продолжателей — «Книга скорбящей коровы» (1978) Уолтера Уангерина про животных с фермы; «Данктонский лес» (1980) Уильяма Хорвуда про кротов; «The Song of Pentecost» (1982) У. Корбетта про мышей-малюток, «Хвосттрубой» (1985) Теда Уильямса про кошек; «Рэдволл» (1986) Брайана Джейкса про мышей; «Nightworld» (1987) Брайана Картера и «The Cold Moons» (1987) Аэрона Клемента, обе про барсуков; «Marshworld» (1988) А. Ллойда про хорьков; «The Heavenly Horse from the Outermost West» (1988) Мэри Стентон про лошадей; «An Ancient Solitary Reign» (1989) Мартина Хука про сов; «Лунный зверь» (1989) Гарри Килворта про лис; «The Wild Road» (1997) Габриэла Кинга про кошек — и так далее, про весь зверинец. Большая часть этих книг стала бестселлерами и получила продолжения, доказывая, что в целом история про животных остаётся более чем актуальным поджанром фэнтези.

Глоссарий[править]

Beast Fables (Звериные сказки/басни)
Нравоучительные фантастические историиi, вроде басен Эзопа, где в ролях — животные.

  1. Вторичный мир — термин, который ввёл Толкин. Вторичным миром называется вымышленный мир, полноценно внутренне продуманный и никак не относящийся к действительности («первичному миру»), то есть не являющийся его прошлым, будущим, альтернативным настоящим, дальней страной или наваждением.

The Greenwood Encyclopedia of Science Fiction and Fantasy (2005)[править]

Говорящие животные

Ценность животных в качестве рассказчиков стали понимать начиная с «The Life and Perambulations of a Mouse» (1783) Дороти Килнер, что считается первой полноценной по длине историей, где животное рассказывает историю собственной жизни — первая «автобиография животного». Последняя четверть XIX века, однако, продемонстрировала растущую популярность и множащиеся приёмы с говорящими животными. «Чёрный красавчик» (1877) Анны Сьюэлл, написанный с точки зрения лошади, попытался рассказать людям о разгуле жестокого обращения с рабочими лошадьми и другими одомашненными животными. Автобиография собаки «Beautiful Joe» (1894) Маргарет Сондерс также агитировала против жестокого обращения с животными, в то же время выступая за права животных. Другие викторианские и эдвардианские авторы, такие как Льюис Кэррол («Алиса в стране чудес»), Кеннет грэм («Ветер в ивах», 1908) и Беатрис Поттер («Истории кролика Питера», 1901) создали идеализированные миры животных, символизирующие романтизированную ностальгию своей эпохи по ушедшим временам. Животные взаимодействовали с людьми, например, кэрроловский Чеширский кот и поттеровская миссис Тигги-винкл, и часто служили проводниками детей на их пути к самоопределению.

Говорящих животных в литературе можно разделить на четыре основных категории: звериные сказкиi, объяснительные сказкиi, «настоящая» фэнтези о животныхi и «антропоморфное» фэнтези. Звериные сказки напрямую происходят от басен Эзопа (VI век до н. э.) и используют животных для изображения человеческих добродетелей и грехов. Фольклорные истории, такие как «The Three Billy Goats Gruff», «The Little Red Hen», «The Story of Chicken Little», «Три поросёнка» и «Бременские музыканты» голосами животных вещают нравственные поучения. Другие звериные сказки, такие как «Путешествие в страну гуигнгнмов» из «Путешествий Гулливера» Джонатана Свифта, «Книга джунглей» (1894) Рельярда Киплинга, «Скотный двор» Джорджа Оруэлла, «Планета обезьян» (1963) Пьера Буля используют звериную сказку в качестве социальной сатиры; речь и поведение животных показывает человеческую бесчеловечность, лицемерие и врождённую предвзятость к другим видам.

Базирующиеся на фольклорной традиции объяснительные сказки объясняют элементы природы; самые популярные из этой категории — «Сказки просто так» (1902) Рельярда Киплинга, включая «Как леопард стал пятнистым», «Кот, который гулял где хотел» и «Слонёнок».

В настоящих фэнтези о животных животные ведут себя естественно в естественной среде обитания, такой как лес и луга («Бемби» [1923] Феликса Солтена, «Обитатели холмов» [1972] Ричарда Адамса, «Данктонский лес» [1980] Уильяма Хорвуда и его продолжения) или фермы («Паутина Шарлотты» [1952] И. Уайта, «Бейб» [1983] Дика Кинг-Смита); разумные животные могут также появляться в человеческом окружении («A Cricket in Times Square» [1960] Джорджа Селдена). В таких историях люди обычно не понимают речь животных. Если конкретные люди понимают животных, то это обычно дети, такие как Ферн в «Паутине Шарлотты», ещё не перенявший у взрослых, что животные не разговаривают.

Антропоморфное фэнтези изображает животных, которые «животные» только номинально. Эти животные, демонстрируя человеческие качества и поведение, не ограничены способности своего вида. Такие истории как «Ветер в ивах» Грэма, «The Midnight Folk» (1927) Джона Мейсфилда, «Стюарт Литл» (1945) И. Уайта, «Abel's Island» (1976) Уильяма Штайга и фильм «Кошки и собаки» (2001) — наглядные примеры этого жанра.

В научной фантастике говорящие животные обычно технологически изменены или возвышены. «Остров доктора Моро» Герберта Уэлса, «Город» Клифорда Симака, «Watchers» (1987) Дина Кунтца и «Lives of the Monster Dogs» (1997) Кирстера Бейкиса используют подобных гибридных животных, чтобы прокомментировать не только культуру и человеческую веру в собственное превосходство, но также признать значение эволюции и врождённой природы животных. Другие произведения, такие как «Автостопом по галактике» Дугласа Адамса и его продолжения, предполагают, что такие животные как мыши и дельфины в действительности высокоинтеллектуальны и [эти произведения] в то же время комментируют варварские практики человечества.

Знаменитые также в телевидении и кино, говорящие животные сыграли роль в ленте 1950 года «Francis the Talking Mule» и его продолжениях, режиссёром которого выступил Артур Лубин (также создавший телесериал «Mister Ed» [1961-1966] про говорящего коня); сериал «Lancelot Link: Secret Chimp» (1970), пародия с шимпанзе сериалов про шпионов-людей; и «Бейб» (1995), фильм по мотивам книги Кинга-Смита про поросёнка, который научился управлять стадом овец, за которым [фильмом] последовало продолжение «Бейб: Поросёнок в городе» (1998). Говорящие животные повсюду в полнометражных анимационных фильмах Диснея, таких как «Дамбо» (1941), «Золушка» (1950), «Леди и бродяга» (1955), «Коты-аристократы» (1970), «Лис и охотничий пёс» (1981) и «Король Лев» (1994). Дисней в основном показывает говорящих животных симпатичными, забавными объектами, которые можно подвергнуть опасности, не вызывая страха за человеческую жизнь.

Fantasy: Companion to Literary Movements and Genres (2002)[править]

Фрагмент раздела «Фэнтези на любой вкус», написанного в основном по статье Сьюзан Лер «Fantasy: Inner Journeys for Today’s Children» 1991 года, во многом вдохновлённой основополагающим Толкиновским трудом «On Fairy-Stories» (в традиционном переводе «О волшебной сказке», 1939).

Ещё одна из категорий, выделяемых Лер — фэнтези о животных. В жанре фэнтези несложно встретить животных, которые разговаривают и думают, однако данная категория посвящена книгам, где такие персонажи — главные подвижники сюжета. Зародившийся ещё в 600 году до н. э., этот тип фэнтези существовал ещё с басен Эзопа, представивших нам знаменитую гонку между черепахой и зайцем. Более недавние представители — такие работы как «Скотный двор» Джорджа Оруэлла и «Обитатели холмов» Ричарда Адамса. В этих историях мы наблюдаем разворачивающиеся события с необычной точки зрения животного. Невозможность того, что эти животные общаются, читают, пишут и даже предпринимают политические перевороты, несомненно обязывает нас ставить подобные истории на полку фэнтезийной литературы. Однако их необычный характер требует отдельной подкатегории.

Fantasy: Inner Journeys for Today’s Children (1991)[править]

Что же представляет из себя этот разнообразный жанр, называемый фэнтези? Я рассмотрю современное фэнтези в пяти обширных категориях:

  1. Высокое фэнтези
  2. Фэнтези о путешествиях во времени
  3. Фэнтези о животных
  4. Реалистичное фэнтези
  5. Фэнтези для книг с картинками
Всего в статье 11 страниц.

Фэнтези о животных[править]

«Паутина Шарлотты» задала зримый стандарт думающих, чувствующих животных в 1960-х. Дик Кинг-Смит, английский писатель, наиболее известных из продолжателей этой традиции в последние десятилетия, и он продолжает писать. Кинг-Спит любит свиней. Его свиньи разговаривают, летают, управляют стадом овец и смотрят телевизор. Мне нравится читать о его свиньях. В них нет высокомерия свиней из «Скотного двора»; вместо этого они разделяют с [поросёнком из «Паутины Шарлотты»] Вилбуром некоторую невинность в отношении жизни на ферме. Подобные фэнтези о животных созданы, чтобы читать их вслух. Развлекательность здесь главное, но также Кинг-Смит закладывает подтекст о уникальности каждого, о достижении целей, о вере в себя. Он делает это посредством юмора и захватывающего сюжета в таких книгах как «Pings Might Fly», «Поросёнок Бейб», «Ace the Very Important Pig». Его книги помимо свиней, «Noah's Brother» и «Tumbleweed», столь же забавны и рассказывают подлинную историю Потопа с точки зрения брата Ноя и историю непутёвого рыцаря, возгордившегося после того, как к нему присоединяются услужливые животные-спутники. Кинг-Смит — яркий пример того типа фэнтези, которое очень интересно детям, специально сделано для чтения вслух в классах, после шумной столовой и игр на большой перемене, и сделано на века.

Высокое фэнтези[править]

В эту категорию Лер относит фэнтези по типу Толкина и Нарнии.

Сегодняшнее высокое фэнтези включает различные добротно написанные роман для детей, отражающие современную культуру. Одна из наиболее примечательных серий книг — трилогия английского автора Брайана Джейкса, в которой планируется как минимум ещё две книги. «Рэдволл» — первая и самая сильная книга в серии. Мне кажется, два фактора определяют её силу. Во-первых, «хорошие» в ней — это выпуклые, крайне симпатичные персонажи, с которыми дети легко соотносятся. Матиас — юный, наивный, неопытный и достаточно неуклюжий. Мы впервые встречаем его, когда он спотыкается и рассыпает орехи по полу аббатства. Он — это любой юный читатель, мальчик или девочка, который косвенно осознаёт, что (1) он(а) тоже временами неуклюж, и (2) он(а) тоже мог(ла) бы победить Клуни, готового напасть на аббатство. Во-вторых, Джейкс создаёт гениально правдоподобного злодея и добивается этого, чередуя главы за Клуни и Матиаса. Клуни — португальская водяная крыса, как говорят некоторые, со стрекающим хвостом. Его шрамы рассказывают его историю. Он злой. Он глубокий. Он нам не нравится, но мы обожаем наблюдать его в упор из безопасности своего кресла. Джейкс вырос рядом с доками в Ливерпуле и работал в порту. Он встречался с Клуни, я уверена. Персонажи Джейкса слеплены из деталей и переплетения эмоций и мыслей. Автор затягивает нас и не отпускает 351 страницу. Один учитель прочёл эту книгу вслух классу шестиклассников, пленённых магией Джейкса. Другой учитель погрузил в мир книги нескольких пятиклассников через самостоятельное чтение. Мне случалось видеть эту книгу в разделе взрослой научной фантастики и фэнтези в книжных магазинах, и она встречается в книжных шкафах взрослых. Она обладает притягательностью «Обитателей холмов», поскольку написана с тем же вниманием к деталям. Эта книга найдёт аудиторию среди многих возрастных категорий. Мало какие высокие фэнтези написаны с той же тщательностью, глубиной и детализацией.

Fantasy for Children[править]

Об источнике, по «Reference Guide to Science Fiction, Fantasy, and Horror» (1992):

Поскольку первые два издания этого регулярного издания почти целиком покрываются гораздо более обширным третьим изданием, то нами будет рассмотрено только последнее. «Fantasy Literature for Children and Young Adults» быстро стало стандартом в своей области.

В третьем издании от 1989 разделение на «серьёзную» и «несерьёзную» Animal Fantasy ещё есть. Так или иначе, каталог указывает рекомендуемый возраст читателей, благодаря чему можно выделить книги для старших читателей. Возрастная категория «Обитателей холмов» и «Котов-воителей» — с 6 класса.

Fantasy for Children (1983)[править]

Animal Fantasy

Иногда лишь тонкая грань разделяет реалистичное и фантастическое изображение животных в литературе. Таким образом, все истории, где персонажи-животные думают или разговаривают как люди, включены в этот список. Книги в этой главе поделены на два раздела — звериные историиi и истории о говорящих животныхi. Последняя категория легче по настроению и часто адресована младшим читателям. Звериные истории — более серьёзные, часто поучительные истории о животных, пытающихся спастись от человеческого зла. Это разделение основано на таковом из «Thursday’s Child: Trends and Patterns in Contemporary Children’s Literature» Шейлы Эгофф (1981).

Fantasy Literature for Children and Young Adults (1995)[править]

Иногда лишь тонкая грань разделяет реалистичное и фантастическое изображение животных в литературе. Таким образом, все истории, где персонажи-животные думают или разговаривают как люди, включены в этот список. Для простоты использования в данном выпуске «Fantasy Literature for Children and Young Adults» вся фэнтези про животных даётся одним списком, будь то «Звериные истории» (более серьёзные сюжеты о «реалистичных» животных, спасающихся от человеческого зла) или «Истории о говорящих животных» (более лёгкие по настроению, про одетых, антропоморфных животных).

Presenting: Young Adult Fantasy Fiction (1998)[править]

Волшебный бестиарий

Люди слушали жизненные уроки животных по крайней мере с 500 года до н. э., когда басни Эзопа стали читать морали. В фольклоре всех культур животные служат гиперболами человеческих качеств; мы говорим о себе «притих как мышь» или «хитра как лиса».

Даже реалистичные истории о животных — это фэнтези, поскольку мы не знаем их реальностей. Мы представляем себе их речь и мысли через звуки, действия или психическое общение. И мы поистине начинаем фантазировать, когда берёмся за мифических драконов, единорогов и гибридов людей со зверями, таких как русалки.

Экстраординарные звери[править]

Когда-то все персонажи-животные были антропоморфными, с чертами людей. Любимые истории детства мягко преподавали уроки поведения через говорящих и носящих одежду животных, таких как барсук Франсис, который ел бутерброды с джемом.

Классические истории про животных долгоживущи. «Книга джунглей», которая стала фильмом Диснея, началась в 1890-х, когда её автор, Рельярд Киплинг, отправился в Индию, где он придумал Маугли — мальчика, выращенного волками; и Рикки-Тикки-Тави — мангуста. Подобно басням Эзопа, забавные «Сказки просто так» Киплинга, среди которых «Откуда у носорога шкура», приоткрывают дверь в человеческую душу. В конце 1800-х в Джорджии Джоэль Харрис через афро-американский голос дядюшки Римуса рассказал истории братца Кролика, хитрого трикстера, основанного на пауке Ананси из африканского фольклора. Киплинг и дядюшка Римус настолько завораживающе запечатлели человеческую душу, что современные авторы до сих пор пишут в их стиле.

В 1908 году шотландский автор Кеннет Грэм создал актуальных до сих пор говорящих животных в своём «Ветре в ивах» о приключениях в английской провинции холостяков Крота, Водяной Полёвки, Барсука и Жабы. Подслеповатый Крот вдохновлён четырёхлетним сыном Грэма, Алистером, почти слепым с рождения. Животные также подражали людям в назидательном «Скотном дворе» Джорджа Оруэлла, сатирическом произведении 1945 года, предупреждающем об опасностях тоталитаризма вскоре после победы над Гитлером.

Первой реалистичной фэнтези про животных стал «Бэмби» венгерского журналиста Феликса Салтена, опубликованный в 1928. Оригинальная книга, гораздо менее известная, чем диснеевский фильм — это чуткая зарисовка дикой жизни оленей. Радость и страх — фундаментальные эмоции Бемби и его лесных друзей; смерть — часть жизни. Уважение Салтена к жизни животных произвело революцию.

Бэмби создал фундамент для современной классики Ричарда Адамса — «Обитателей холмов», в которой английские кролики отправляются в путешествие с эпической миссией найти новый дом, когда их колонию уничтожает стройка. Создав культуру кроликов на основе мифов и предсказаний, Адамс пленяет читателя правдоподобием этого подземного кроличьего мира и доводит историю до драматичной развязки. Люди — злодеи; мы отчётливо переживаем за кроликов. Бестселлер 1974 года и лауреат награды Американской библиотечной ассоциации (АБА) в номинации «Лучшая книга для молодёжи», «Обитатели холмов» продолжает привлекать поклонников. Бесконечные подражатели следуют заложенным ею фэнтезийным допущениям, таким как:

  • Язык и общение с другими видами
  • Неантропоморфная культура
  • Легенды и фольклор, объясняющие их происхождение
  • Проницательный лидер, предвосхищающий опасность и подталкивающий группу к переменам
  • Убеждение, что животные более развиты, чем жестокие люди
  • Борьба за выживание против какой-либо силы, часто человеческой, угрожающей их образу жизни

«Обитатели холмов» — прообраз, с которым сравнивают почти все animal fantasy, хотя жанр уже поднялся над подражанием и образается к любителям животных, понимающим важные связи в мире животных. Когда я рекомендую новую animal fantasy клубу, они хором отвечают: «Это „Обитатели холмов“ про ______!» (Заполните пробел названием вида.) Вот некоторые замечательные «Обитатели холмов» про:

Самая популярная фэнтези про животных, выпущенная после «Обитателей холмов» — это серия «Рэдволл», начавшаяся в конце 1980-х Брайаном Джейксом и насчитывающая уже десять книг. Хотя они публикуются как детская литература, «Рэдволл» понравится различным возрастным категориям, от развитых восьмилетних читателей до взрослых. С первой книги, в которой армия вредителей под предводительством крысы Клуни вторгается в мирное поселение мышей, добро и зло продолжает бороться среди великолепного пастораля Цветущих Мхов. Британский юморист и звезда радио Джейкс наделяет животных красноречием и яркими характерами в лихих приключениях, стремительно поглощаемых юными читателями.

Недавние фэнтези про животных демонстрируют инновацию сотрудничества между животными и людьми. В «Quest for the Faradawn» Ричарда Форда, лауреате АБА 1982 года за «Лучшую книгу», ребёнок, выращенный барсуками, становится спасителем мира со всеми обитающими в нём видами. Великолепно иллюстрированная «Динотопия» Джеймса Гарни, лауреат АБА 1993 года за «Лучшую книгу», показывает утопию, в которой люди и динозавры живут в гармонии. В изысканном «Hare’s Choice» Денниса Хэмли пишут о мёртвом зайце, найденном одноклассником, одаривая зайца вечностью, в которой он встречается со знаменитыми животными в своём посмертии. Эта история, которую критики окрестили «странной и любопытной», кажется нашему специалисту по творческому письму Галадриэль Уиллс вдохновляющим материалом для пишущих учеников.

Другие главы[править]

Далее книга даёт разбор и рекомендации по другим направлениям фэнтезийных книг про животных:

  • Мыслящие кошки
    • Дикие кошки Крэл Белл
    • Какофония кошек (прочие авторы)
  • Мифические создания
    • Создания моря
    • Драконы — наши любимые грозные существа
      • Драконы Джейн Йолен и Барбары Хэмбли
  • Единороги: Вера в красоту
    • Хронология: Жизнь и труды Мередит Пирс
    • Единороги-огненосцы
    • Чудовища — тёмные ангелы
  • Оборотни и превращения

Animal Land (1975)[править]

Люди с головами[править]

«Обитатели холмов» (1972) Ричарда Адамса необычно близки, в литературных приёмах и атмосфере, к [французскоязычной книге 1881 года Эрнеста Кандэза] «Aventures d'un grillon» (Приключения сверчка). Книга мистера Адамса полностью оригинальна, но он, возможно, сам того не зная, использовал подход к литературе о животных, невиданный с 1881 года.

Animal Fantasy[править]

Оглавление:

  • Мифические создания и магия
  • Драконы
  • Одетые животные и прочие
  • Лилипутская жизнь: Истории о мышах
  • Всего лишь игрушки
  • Если бы они умели говорить: Истории о домашних питомцах
  • Зоопарк наоборот: Маугли и Стюарт Литл
  • Если бы мы были ими: очеловеченные «природная» истории
Лилипутская жизнь: Истории о мышах[править]

(…) …Более интересный параллельный с людьми мир мы видим в «Ob For a Mouseless House» (1954) Урсулы Морэй. Там мышиное общество сосуществует с людским — подобно как в книгах о мисс Бианке от Марджери Шарп — и зависит от того, но всегда скрывается. История сочетает очень человеческую ситуацию с очарованием сюжета, такого как, например, в «Портном из Глоучестера», где мыши предоставляют людям аккуратную, тщательную и многорукую помощь.

(…)

Две самые примечательные фэнтези про мышей, циклы «Thursday» и «Miss Bianca», избегают этой проблемы, ограничивая контакты с людьми — впрочем, люди всегда рядом, а с ними большие приключения и большая опасность. Майкл Борд вообще забывает про общество людей в книгах «Thursday» (с 1966 года). Люди — это раса великанов, известных как ворчуны; но они благоразумно создали мир, который можно копировать.

(…)

Непоседливая маскулинность Четверга — исключение в мире мышей. Большая часть лучших историй о мышах была написана женщинами, и большинство главных героев — мышки.

Постскриптум[править]

Мы всё ещё жаждем возвращения в Рай, в старое время, когда звери могли разговаривать или быть поняты без слов, как наши равные партнёры, наша правая рука, наша добрая половина. Современные вкусы предпочитают правду фантазиям; не миссис Блоу, Клэнворти и Хопдэнса, объединённых волшебством после их смерти, а истории про настоящих животных, которых писатель знал сам — и не через наблюдения, а как друзей, таких как львица Эльза или животные и птицы в книгах таких писателей как Моника Эдвардс, Гэвин Максвел или Дерек Танги. Не важно, где произошла история или с кем, главное, что когда-то она произошла — или происходит — как с «Gull on the Roof» или «Incredible Journey». Мы хотим Рай здесь и сейчас, по возможности.

Однако в современной художественной литературе животные не только равноправны, но и — в нынешней психологической атмосфере, настолько же полной чувства вины и покаяния, как мир Кингсли и миссис Барболд — животные даже выше нас: даже драконы, змеи и рептилии больше не злые. Новые злодеи — это цивилизованные люди, загрязняющие и уничтожающие, похищающие и совершающие грехи вполне ощутимые и с большими последствиями. Мы меньше боимся зловещих, старомодных вещей вроде гордыни, зависти и жадности, но больше — их действительных последствий. Новые герои после «The Animal Conference» — это невинные существа, которые, больше не являясь карикатурами людей или символами их грехов, строят собственные общества, противопоставленные человеческим. Таковы лабораторные крысы в «Миссис Фрисби и крысы НИПЗ» (Роберт О’Брайн, 1971), которые, достигнув и в ряде случаев превзойдя человеческий интеллект, определённо поднялись на новую нравственную высоту. В сравнении с ними Тэбби и Грималкин из XVIII века — лишь театральные персонажи, играющие в ярком свете софитов. Крысы, решившие жить без воровства и человеческого мусора, нашли новую Шангрилу в далёкой долине, сея, сжиная и живя в незамутнённой пасторали. Такое ощущение, что они переживут людей.

Бедные люди, с их слабыми ногами, уязвимыми хребтами, необузданной агрессией и гнетущей неуверенностью в себе — кажется, они слабо подготовлены к жизни на Земле. Крысы или кролики — или кошки — возможно, справятся лучше, как описано в «Breed to Come» (1973) Андре Нортон. Рай, каким он сейчас представляется, предназначен только для животных; они, как говорят некоторые писатели, это новые люди, исправляющие несправедливости старых, порочных людских обществ. Перспектива настолько перевернулась, что героическая сага о противостоянии племён, полная приключений и мифологии, оказалась с начала до конца о кроликах («Обитатели холмов», Ричард Адамс, 1972). Кролики, возможно, второстепенный символ для людей, но у них есть биологическое Я, с драмой, подчёркнутой с помощью человеческих черт, но не зависящей от таковых. Орех и Пятик могут напоминать Ральфа и Пигги из «Повелителя мух» Голдинга, а Holly и Bluebell — могут напоминать Лира Lear и Fool[а в переводе?], но они серьёзные, взрослые герои, полноценные в своей звериной природе, и мы видим, что братец Кролик продолжает существовать в кроличьей мифологии равно как и в человеческой.

The Oxford Companion to Children’s Literature (1984)[править]

Истории о животных существовали для детей со старейших дней письменной литературы в форме поучительных сказок. Говорящие животные были персонажами устно передаваемых сказок, а удивительные существа и реальные звери изображались в бестиариях. Когда массовое производство и продажа книг для английских детей только начинались в середине XVIII века, среди них сразу же появились книги про животных, и одной из первых была книга 1752 года Джона Ньюбери «A Pretty Book of Pictures for Little Masters and Misses». В «Goody Two-Shoes» (1765) от того же издателя героиня знакомится и дружит с различными зверьми, которые ей помогают, а в его же «The Valentine's Gift» (1765) есть персонаж по имени Старина Зигзаг, у которого есть рог, позволяющий ему понимать язык зверей и птиц; они рассказывают ему о своих тяготах, вызванных человечеством.

С 1780-х начала появляться детская литература полной длины, в которой животные рассказывали свои биографии или играли важную роль. Первой подобной книгой, похоже, является «The Life and Perambulation of a Mouse» (1783) Дороти Килнер, которая, возможно, была вдохновлена аналогичной книгой для взрослых читателей — «The History of Pompey the Little: or, the Life and Adventures of a Lap-Dog», изданной Мэри Купер в 1751 году и приписываемой Френсису Ковентри, являющейся сатирической пикареской, высмеивающей человеческую моду и слабости. У подобных детских книг есть несколько задач: использовать животное-рассказчика или героя в качестве наблюдателя и комментатора человеческого поведения; написать нравоучительную историю с животными в главной роли; убедить детей не обращаться жестоко с животными; и описать естественное поведение животных. Большинство историй сочетают две или более из этих целей. Среди примеров: «Fabulous Histories» (позже известная как «The Robins») и «The Two Farmers», написанные миссис Триммер и опубликованные в 1786; «Keeper's Travels in Search of His Master» (1798) Эдварда Кендала; «Marvellous Adventures; or, the Vicissitudes of a Cat»(1802) миссис Пилкингтон; «The Adventures of Poor Puss» (1809) и «Felissa, or the Life and Opinions of a Kitten of Sentiment» (1811) миссис Лудлоу. Тема человеческой жестокости превалирует в анонимном «The Hare, or Hunting Incompatible with Humanity: written as a Stimulus to Youth towards a Proper Treatment of Animals» (1799), в которой человек-отец, чья семья спасает зайца от охотника, делает наблюдения о хобби охоты: «Я крайне рад, мои дорогие дети, что никто из вас не проявляет наклонности к этому варварскому увлечению; пока вы способны занимать себя рационально, вам никогда не понадобится обращаться к нему.»

Помимо подобных серьёзных или полусерьёзных историй о животных, в раннем XIX веке появилось немало стишков про звериные проделки, наиболее известная из которых — «Mother Hubbard» (1805) и «Dame Wiggins of Lee» (1823). Иллюстрированный стишок «The Butterfly's Ball» (1806) вдохновил ряд подражателей с различными представителями животного мира.

Ранний бум прозы о животных фактически сошёл на нет, закончившись на двух книгах «Арабеллы Аргус» — «The Adventures of a Donkey» (1815) и «Further Adventures of Jemmy Donkey» (1821). После этого не вышло ни одной примечательной британской детской книги про животных до самого 1855, когда начали публиковаться «Parables from Nature» миссис Гэтти. В следующем десятилетии вышли «The Dog Crusoe» (1861) Р. М. Беллентайн и «The True, Pathetic History of Poor Match» (1863), описывающая жизнь щенка, принадлежащего семье детей; эта книга была написана «Холм Ли» (Хэрриет Парр) и стала первой детской книгой, проиллюстрированной Уолтером Крейном. Литературный жанр животного-рассказчика, почевавший со дней «Арабеллы Аргус», ненадолго блеснул в 1877 с выходом «Чёрного красавчика» Аннэ Сьюэлл, который стал одной из самых продаваемых детских книг всех времён. Его подражателем стал «Beautiful Joe» (1894) Маршалла Сандерса.

«Woof Magic» (1881) Ричарда Джеффри представила новый тип сюжета, в котором мальчик оказывается замешан в междоусобицу зверей и подслушивает их разговоры. В некотором роде эта книга предвосхитила невероятно успешные «Книги джунглей» (1894 и 1895) Киплинга. В то же время вышла «The Story of a Red-Deer» (1897) сэра Джона Фортеска, действие которой разворачивается в холмистой степи Сомерсета.

Два канадских автора стали первопроходцами ещё одного типа сюжета о животных, в котором звери представлены драматично, но реалистично: «Wild Animals I Have Known» Эрнеста Сетона Томпсона в 1898 и «Red Fox» Чарльза Робертса в 1905. Это начинание было продолжено в Америке такими авторами как Джек Лондон и Альфред Пейсон Терхун.

Тем временем возродился интерес к поучительному сказочному формату. «Дядушка Римус» (1880) Джоэла Харриса был выдающимся собранием сказок американских негров, в то время как в Англии Кэннет Грэм в «Ветре в ивах» (1908) и Беатрис Поттер в своих многочисленных книгах для маленьких использовали животных как человеческие типажи и как актёров в преимущественно социальной комедии. Этот подход образцово использовался большинством британских историй про животных в период между двумя Мировыми войнами, начиная от «Доктора Дулиттла» (с 1920 года) Хью Лофтинга и заканчивая циклом «The Little Grey Rabbit» (с 1929 года) Элисон Аттли. В этот период Британия не произвела почти ничего примечательного в жанре реалистичных историй про животных, за исключением книг Генри Уиллиамсона, особенно «Tarka the Otter» (1927). Выпущенная под псевдонимом «Moorland Mousie» (1929), следуя традиции «Чёрного красавчика», стала предшественником «Pony Stories», всерьёз начавшихся с «A Pony for Jean» (1936) Джоанны Кэннен.

В 1920-х, 1930-х и 1940-х появились многие примечательные канадские и американские истории о животных с превалирующим реализмом. «Ki-Yu: A Story of Panthers» (1934) Родерика Хейг-Брауна последовала традиции Сетона-Томпсона, в то время как «The Yearling» (1938) Маржери Роулингс и «My Friend Flicka» (1941) Мэри О’Хары использовали привязанность детей к животным, чтобы рассказать о сложных человеческих отношениях. «Smoky, the Cowhorse» (1926) Уилла Джеймса стала ковбойской версией «Чёрного красавчика». Дхан Гопал Мукерджи, индийский автор, живущий в Америке, выпустил ряд книг про животных, самая известная из которых — «Gay-Neck, the Story of a Pigeon» (1927). «Лесси возвращается домой» (1940) Эрика Найта повлекла за собой серию фильмов о Лесси, героической колли.

Американские писатели про животных после 1945 представлены Джин Крейгхед Джордж, Маргариттой Генри и Уолтом Мори. Среди современных канадских книг — «Невероятное путешествие» (1960), история по образу и подобию Лесси от Шейлы Барнфорд, в то время как в Англии среди выдающихся историй про животных после 1945 — «Обитатели холмов» (1972) Ричарда Адамса. Австралия сделала обширный вклад в жанр, от историй Дороти Уолл про коалу Блинки Билла в 1930-х до лошадиного цикла «Silver Brumby» (с 1958) Элайны Митчелл.

Fantasy & Science Fiction № 97 (1999)[править]

Мало кто из ныне пишущих авторов может поспорить с мастерством Скота Бредфилда в жанре истории о говорящих животныхi (или «звериной поучительной сказкеi» либо «фэнтези о животныхi», если вы полистываете «The Encyclopedia of Fantasy»). Его первая история для нашего журнала [Dazzle Redux] — один из таких сюжетов, искажённый взгляд на семейные дела со стороны пса Дэззла. Если вам интересно, где появился Дэззл, то этот рассказ был впервые опубликован в антологии «Other Edens II» и перепечатан в «The Secret Life of Houses».