Фантастика о животных

Материал из ВикиФур
Перейти к: навигация, поиск
«Обитатели холмов», американское издание 1975 года от Avon Books.
«Блуждающие огни» (цикл «Рэдволл»).
Издательства отказывали мне снова и снова по всё той же причине: старшим детям книга не понравится потому,
что она про кроликов, то есть для малышей; а младшим — потому что книга написана во взрослом стиле.

(Ричард Адамс, в предисловии к «Обитателям холмов» [издание 2005 года][1])

В художественной литературе о животных на английском языке и, в меньшей степени, на языках Европы существует направление для подростковой, юношеской и взрослой аудитории, героями которой являются мыслящие, говорящие между собой животные. Животные в таких книгах могут быть как четвероногие, живущие как звери, так и антропоморфные, живущие как люди.

Известные примеры книг:

Для простоты в ВикиФуре этот жанр назван «фантастика про животных» или «фэнтези про животных», хотя это не традиционное название. См. заголовок «Название жанра».

Содержание

Предпосылки и развитие[править]

См. также: Литература о животных — История

Художественная литература про животных не всегда предназначалась для детей младшего возраста. Эта ассоциация возникла и развивалась вместе с самим современным понятием детства, поскольку специальные произведения, товары и воспитание детей не всегда считались необходимостью.

XVIII век, XIX век и начало XIX века[править]

Понятие детской литературы возникло в XVIII—XIX веках, и животных стали часто использовать как тему детских книг. Такая литература считалась более полезной, чем сказки и стишки, поскольку животные ассоциировались с естествознанием и научным прогрессом, и истории про них — даже если это были говорящие животные в сюртуках — считались более познавательными, чем порождающие суеверия фольклорные сказки. В ходе XIX века книги о животных, даже написанные для взрослых, стали ассоциироваться с детской аудиторией. Например, книга «Чёрный красавчик», призванная научить взрослых гуманному обращению с лошадьми, написанная обычным литературным языком и описывающая, в том числе, жестокое обращение с животными, позже стала считаться детской.[2]

В этот отрезок истории литературы о животных различные типы сюжетов возникали, набирали популярность и сходили на нет. Например, в 1751 появилась сама идея изложения событий с точки зрения животного (возможно, как продолжение идеи изложения событий с точки зрения предмета[3]). Первоначально этот приём был применён в книге, адресованной взрослым — «The History of Pompey the Little: or, the Life and Adventures of a Lap-Dog» (История малыша Помпея, или Жизнь и приключения миниатюрного пса), а первой детской книгой такого типа считается «The Life and Perambulations of a Mouse» (Жизнь и путешествия мыши, 1783)[4].

В качестве примеров других направлений, популярных в тот или иной период до середины XX века, можно привести стишки про проделки персонажей-животных («The Butterfly's Ball») или книги про жизнь неговорящих животных, такие как «Белый Клык» (1906) и «Выдра по имени Тарка» (1927). Это направление началось с Эрнеста Сетона-Томпсона и его книги «Дикие животные, которых я знал» (1898), а также с «Рыжего Лиса» (1905) Чарльза Робертса.

Книги про говорящих животных, вышедшие до середины XX века:

Все перечисленные выше книги являются в той или иной степени законодателями, если не первопроходцами своих направлений и оказали влияние на жанр как напрямую, породив подражателей, так и косвенно, вдохновив будущих авторов.

Книги с картинками и сложность текста[править]

Иллюстрированный стишок «The Butterfly's Ball» (1806), издание 1860 года. Заметно, что антропоморфная анатомия и мимика в иллюстрации ещё не полностью сформировались.

Книги для детей не сразу отличались от взрослых сложностью текста. Вначале они отличались темами и задачами: взрослые книги иронизировали об обществе, переосмысливали ностальгию прошлых веков, а детские книги — содержали поучительные изложения и использовали животных. Появлением детской литературы считается именно момент, когда стали выпускать предназначенные детям книги, аналогичные книгам взрослых, то есть авторские и полноценной длины; в отличие от перепечаток адаптированных фольклорных сказок (которые, происходя из устного материала, не могли быть длинными).

Книги для детей, в которых были в основном картинки и мало текста, появились под названием «книжка-игрушка» в ещё в XVII веке, но заслужили настоящую популярность с 1865, когда издательство Routledge and Warne запустило их массовое производство. В этих книжках главными были изображения, а текст — только сопровождал их. Детские книги с иллюстрированным текстом существовали с самого начала, когда это были перепечатки сказок, буквари и правила этикета[5], но именно на середину XIX века приходится деятельность ведущих детских иллюстраторов, таких как Уолтер Крейнсм., Рандольф Калдекоттсм. и Кейт Гринуэйсм., разработавших образ и анатомию одевающихся, ведущих светскую жизнь животных в современной литературе. Замечание Алисы:

Алисе наскучило сидеть с сестрой без дела на берегу реки; разок-другой она заглянула в книжку, которую читала сестра, но там не было ни картинок, ни разговоров.

— Что толку в книжке, — подумала Алиса, — если в ней нет ни картинок, ни разговоров?

(«Алиса в стране чудес», перевод Нины Демуровой)

…относится как раз к иллюстрированным детским книгам, в том числе к самому́ первому изданию «Алисы» — великолепно иллюстрированной книге, рисунки из которой считаются сейчас классическими (в том числе классическими примерами антропоморфизма). По тексту «Алисы в стране чудес», предназначенной для детей, можно оценить сложность изложения, которая тогда считалась приемлемой для юного читателя. В оригинальном издании «Алисы» 96 страниц[6] и 42 иллюстрации[7], вписанные в текст. В «Истории кролика Питера» (1902) 56 страниц, на большей части которых полностраничная иллюстрация и одно-два предложения текста; хотя это и больше, чем в «книжках-игрушках», а сам текст — сложнее и его можно прочесть отдельно как связанную историю. Впоследствии подобный тип литературы, простые истории и использование животных стало типично для детской литературы про животных.

Появление подростковой и юношеской литературы[править]

Так же, как литература не всегда делилась на детскую и взрослую, не всегда существовала и литература про подростков. Об отдельной категории литературы для читателей на стыке детского и взрослого возраста заговорили в 1950-х. Детская литература к тому моменту стала более детской, чем при возникновении в XVIII веке, когда она отличалась только назидательностью и темами. Книг, которые были бы достаточно длинные, имели более сложный язык, поднимали вопросы взросления и не пестрели иллюстрациями, почти не было, и их не отводили в отдельную категорию. Однако в 1950-х такие книги стали появляться, а в 1960-х этот возрастной период в современном обществе стали обсуждать.

Жанр продолжал развиваться и наращивал темпы в 1970-х и 1980-х[8] — тогда же появились и книги про разумных животных для старшей аудитории. Книги, вышедшие до этого, не могли быть названы «подростковой литературой», даже если предназначались старшим детям или подходили им, несмотря на взрослую ориентированность (как «Скотный двор»).

В результате возникли различные категории книг по возрасту: juvenile (7-12 лет, устаревшее определение), middle-grade (средняя школа), tween или pre-teen (10-14 лет), teen или young adult (12-18 лет), new adult (18-30 лет). Книги для более раннего возраста отличаются форматом и обозначаются терминами «picture book» (книжка с картинками) и «chapter book» (дословно «книжка с главами», состоящая из глав короткого формата, каждую из которых можно прочесть вслух или самостоятельно довольно быстро, например, перед сном). «middle-grade» и «young adult» (YA) — основные современные категории для читателей старшего возраста.

Несмотря на обилие категорий, чёткой границы между ними нет. Одни и те же книги могут быть ориентированы на одну группу, но быть популярными у другой, для которой, возможно, никогда специально не предназначались.

Фэнтези[править]

См. также: Заметки:Фэнтези — История термина и жанра

Сложная, длинная история жанра и термина «фэнтези» в англоязычной литературе привела к тому, что в начале XX века это слово употреблялось только в отношении детских книг, чтобы отличить «реалистичные» книги (действие которых происходит в реальности) и собственно «фэнтези» (если есть отличия от реальности). Взрослые книги с отличиями от реальности считались либо научной фантастикой, либо (если отличия не имели отношения к науке) назывались просто «удивительными историями» или «странной литературой». У такой литературы сформировался свой круг читателей и авторов, и к 1949 году жанр уже был известен как «фэнтези» (слово до сих пор имеет двоякое значение нереалистичной детской литературы и магической или странной взрослой).

Это признание того, что не только дети, но и взрослые люди могут наслаждаться глубоко фэнтезийными историями, стало ступенькой к появлению течения в «animal fantasy» (термин, которым называли детские книги про говорящих животных), предназначенного для более старшей аудитории.

«Обитатели холмов» и их эпоха[править]

К XX веку за литературой с участием животных чётко закрепилась слава детской, и соответствующие книги выпускались уже больше века. В это время на английском вышло (или было переведено на него) очень мало книг про четвероногих животных, где животные бы думали или говорили[9]. Примеры таких книг:

  • «Скотный двор» (1945) — который, хотя и предназначен для взрослых, рекомендуется во многих литературных каталогах для детей и подростков[10].
  • «Дженни» (1950) Пола Гэллико

Между 1950 и 1980 в Великобритании и Америке царила атмосфера экологической тревожности и чувства вины за человечество. Тема экологии всегда присутствовала в книгах про животных[11], но именно в эти декады она достигла такой актуальности, что человек и индустриализация заняли место злодея в некоторых произведениях[12]. Этот мотив есть, например, ещё во «Властелине колец» 1954 года выпуска[3]. Также выходили книги про неговорящих, обычных животных, которые разве что имели имена для удобства читателя. К ранним книгам такого типа относятся «Выдра по имени Тарка» (1927), ещё до усиления экологических настроений, а к более поздним, например, «Hill of Light» от Дж. Адамсаi (1954) про барсуков.

В начале 1970-х сразу две книги впервые в XX веке объединили мыслящих животных, экологическую тему и изложение для старшей аудитории: «Миссис Фрисби и крысы НИПЗ» (1971) и «Обитатели холмов» (1972). Они стали первыми с XIX века книгами, где мыслящие животные не являются прямой аллегорией людей или их слабостей и не озвучивают явный урок юному читателю; где животные — полноценные персонажи, достаточно человечные для драматизма, и в то же время достаточно звери, чтобы не являться людьми в шкурах[12].

У Ричарда Адамса были проблемы с тем, чтобы издать «Обитателей холмов»: никто не хотел брать книгу «для детей» (потому что про говорящих кроликов), написанную слишком взрослым языком и про слишком взрослые темы. Когда книгу всё-таки удалось издать, она произвела фурор и вдохновила множество продолжателей. Если «Миссис Фрисби» была развитием идей «мышиного жанра» детской антропоморфной литературы, существовавшего уже какое-то время, то «Обитатели холмов» вышли после настолько большого промежутка в подобной литературе про четвероногих животных, что выглядели настоящим открытием.

Про влияние «Обитателей холмов» на жанр пишут так:

«Обитатели холмов», бестселлер 1974 года и лауреат награды Американской библиотечной ассоциации в номинации «Лучшая книга для молодёжи», продолжает привлекать поклонников. Бесконечные подражатели следуют заложенным ею фэнтезийным допущениям, таким как:

  • Язык и общение с другими видами
  • Неантропоморфная культура
  • Легенды и фольклор, объясняющие их происхождение
  • Проницательный лидер, предвосхищающий опасность и подталкивающий группу к переменам
  • Убеждение, что животные более развиты, чем жестокие люди
  • Борьба за выживание против какой-либо силы, часто человеческой, угрожающей их образу жизни

«Обитатели холмов» — прообраз, с которым сравнивают почти все animal fantasy, хотя жанр уже поднялся над подражанием и обращается к любителям животных, понимающим важные связи в мире животных. Когда я рекомендую новую animal fantasy клубу, они хором отвечают: «Это „Обитатели холмов“ про ______!» (Заполните пробел названием вида.) Вот некоторые замечательные «Обитатели холмов» про:

(«Presenting: Young Adult Fantasy Fiction»[13])

Некоторые другие книги и циклы этого периода, вдохновлённые «Обитателями холмов»[14]:

Сравнение с «Обитателями холмов» на обложках и в аннотациях применяется до сих пор — например, в романе «The Sheeple» Гаса Флориi (2017)[15]

Мышиный жанр[править]

Основная статья: Мышиный жанр

После выхода «Истории о кролике Питере» (1902) и «Ветра в ивах» (1908), в годы с 1910-х по 1940-е, почти все книги про животных в Великобритании были про антропоморфных, носящих одежду животных, отражающих слои и типажи общества[11], а само действо книг было социальной комедией. Особенно подходящими для таких историй оказались мыши. Хотя истории о мышах, живущих как люди под ногами у людей, существовали и ранее (начиная от басни Эзопа «Мышь полевая и мышь городская» и английского стихотворения «The Mice and Their Pic-Nic» 1809 года), истории о них стали особенно многочисленны и разнообразны в этот период.

В 1875 в очередном переиздании «Басен Эзопа» басня о мышах была снабжена особенно завораживающими, пугающими иллюстрациями об опасной жизни антропоморфных мышей в мире, где их может съесть кот и раздавить человек (это был период, когда высококачественные детские и антропоморфные иллюстрации были новым достижением времени). Подобные же иллюстрации были в книге Беатрис Поттер «The Tale of Johnny Town-Mouse» (1918)[12].

Это повлекло за собой целое направление детской литературы, где мыши жили в микроцивилизации, во всём подобной людской, но в то же время рядом с людьми. Примеры произведений:

Помимо мышей, иногда использовались другие миниатюрные существа, например, гномики, игрушки или вымышленные создания. Тем не менее, другие виды животных для этой цели не использовались, несмотря на то, что в литературе XVIII—XIX века встречались истории про общество антропоморфных крыс, насекомых, птиц или жаб. Кроме того, мыши почти никогда не показывались живущими в клетках или в роли злодеев — ни отдельные персонажи, ни как вид. Книги подобного рода обычно были сравнительно короткими (например, «Here Comes Thursday!» в издании 1966 года насчитывает 126 страниц, против 288 страниц в первом издании «Стань диким!» и 413 страниц в первом издании «Обитателей холмов»), приключенческими и забавными, с простым текстом, предназначенным для младших читателей. Более старые книги поучительны или познавательны, и мыши в них менее индивидуальны, изображая типажи.

Люди в мышином жанре занимали разную роль — в некоторых книгах они не замечали цивилизации мышей («Спасатели», «O For a Mouseless House»); в других мыши могли кооперироваться или воевать с людьми («The Tailor of Gloucester», «Anatole»); в третьих роль людей в сюжете была незначительна («Thursday»). Однако в 1971 году под влиянием тех же настроений, которые вдохновили «Обитателей холмов», в Америке вышла книга «Миссис Фрисби и крысы НИПЗ» (опередив кроликов на год). Так же, как в книге Ричарда Адамса, в «Миссис Фрисби» люди были злой силой, порочной цивилизацией, с зависимостью от которой институтские крысы в итоге решили порвать. Мышиный жанр и до этого поднимал тонкие вопросы (например, социального неравенства в «Johnny Town-Mouse»), но этот подход породнил «Миссис Фрисби» с экологической художественной литературой этого времени и с будущим жанром серьёзных книг про разумных животных. В первом издании «Миссис Фрисби» 233 страниц, больше, чем в типовой книге мышиного жанра. Её события более драматичны и пригодны для старшей аудитории.

В 1986 году вышла книга «Воин Рэдволла» в полностью антропоморфном мире, где, хотя главные герои были мышами, были также и многие другие виды, населяющие этот мир наравне. Это было своего рода объединение идей мышиного жанра и британской антропоморфной социальной комедии. В последующих антропоморфных произведениях для старших читателей всё ещё было хватало циклов про мышей (например, «The Deptford Mice» в 1989 и «Dimwood Forest» в 1995), но также были про куньихХроники Туманного острова» в 2005), кроликов («The Green Ember» в 2014) и так далее.

Кошачья литература[править]

Основная статья: Кошачья литература

Среди писателей ранней фэнтези для взрослых (таких как Лавкрафт) и научной фантастики оказалось немало любителей кошек, которые выражали свою любовь в произведениях. Так появилось направление литературы от фантастов-кошатников к читателям-кошатникам. Эти книги не обязательно были фантастикой и кошки в них не всегда были персонажами, но они являлись темой этих произведений, и чаще всего такая литература подчёркивала таинственность, самостоятельность, загадочность и другие качества, приписываемые кошкам; или возносила отношения людей с кошками — как кошки повлияли на жизнь героя или как человеческая жизнь выглядит с точки зрения кошки.

Основным форматом такой литературы стали тематические сборники. Первые из кошачьих сборников (например, «Supernatural Cats») состояли по большей части из произведений, не написанных специально для данного издания, таких как народные сказки и «Кошки Ултара» Лавкрафта. Со временем, однако, сборники превратились в события — повод для фантастов-кошатников сложить усилия и написать новые рассказы на тему кошек. Самая длинная серия сборников, «Catfantastic», продлилась пять выпусков с 1989 до 1999 год. Другие тематические сборники того же издательства (в том числе звериные, такие как «Horse Fantastic» и «Furry Fantastic») не были продолжены дополнительными выпусками. Кошачьи сборники достигли пика популярности в 1990-х и продолжают издаваться до сих пор.

В 1970-е и 1980-е, когда жанр серьёзных книг про разумных животных переживал бум после выхода «Обитателей холмов», вышло несколько кошачьих сборников, в которых засветились будущие или состоявшиеся авторы таких книг — например, Клер Белл (рассказ «The Damcat» в «Catfanfactic I»)[ещё?]. Некоторые кошачьи авторы также создали произведения про кошек в жанре научной фантастики — например, Андре Нортон такие книги как «Breed to Come» и «Catseye», однако их не считают в одной категории с «Обитателями холмов» из-за отличий, свойственных научной фантастике. Некоторые книги, написанные в 1980-е и 1990-е про разумных животных, взаимно рекламировались в кошачьих сборниках: например, в «Catfantastic» можно было узнать о «Песне Хвостолова», а в нём — о «Catfantastic».

Этот взаимный обмен идеями между двумя типами литературы важен также тем, что кошачья литература адресована взрослым читателям и никогда не позиционировалась для детей или подростков. Книги на стыке этих двух направлений писались авторами, творившими для взрослых.

XXI век: «Коты-воители» и литературные сериалы[править]

В XXI веке знаковым произведением для фантастики о животных стал цикл «Коты-воители», начавший издаваться в 2003 году. Первая серия из шести книг была закончена уже к октябрю 2004 года благодаря авторскому коллективу, известному под псевдонимом Эрин Хантер.

В жанре о животных длинные циклы из коротких книг встречались и раньше: например, цикл «Animals of Farthing Wood» к 1992 году насчитывал 7 повестей примерно по 200 страниц каждая. Кроме того, подобным форматом уже какое-то время издавались многие мейнстримовые книги (не про животных). Однако именно «Коты-воители» популяризовали этот формат для звериного жанра. В нём были выпущены такие циклы про животных, как «Стражи Га’Хуула» и «Волки из страны Далеко-Далеко»; а также «Странники» и «Хроники стаи» (также от Эрин Хантер).

Во многих произведениях XXI века экологическая тема не так сильно выражена, как в первой волне жанра 1970-х — 1990-х, когда агитация за экологию считалась жизненно важной для человечества деятельностью. Многие зияющие экологические проблемы с тех пор были решены (например, в США перестали массово травить хищников и вредителей, восстановились популяции хищных птиц, по всему миру предпринимаются усилия к сохранению исчезающих видов), и хотя многие проблемы всё же остались — например, изменение климата из-за выброса парниковых газов — уже экологический призыв в сюжетах почти не появляется. Население уже владеет азами экологической грамотности, и на первый план выходят другие проблемы, а агитацию за борьбу с глобальным потеплением не так просто показать в остросюжетной книге о животных, и читатели вряд ли смогут повлиять на глобальную экономику, в отличие от борьбы с местной застройкой, коптящими заводами и истреблением местных хищников.

Жанр[править]

По сравнению с другими жанрами — как широкими (фэнтези, научная фантастика), так и узкими (киберпанк, космическая военная фантастика) — книги, подобные «Обитателям холмов», «Рэдволлу» и «Котам-воителям» сложнее объединить в жанр. Для них не существует общего названия, и почти отсутствует их обсуждение как единого феномена. Исключения можно пересчитать по пальцам:

  • Журнал «The Million» № 11 частично посвящён «animal fantasy» и направлению книг, начатому «Обитателями холмов»[16].
  • Книга «Thursday’s Child: Trends and Patterns in Contemporary Children’s Literature» (1981), в которой серьёзная литература про разумных животных называется «beast tales» и противопоставляется «talking animal tales» — лёгкому, детскому жанру про говорящих животных.
  • Списки Ксенофантастика про животных и Ксенофантастика про животных для взрослых на Goodreads (включают некоторые книги других жанров — например, научную фантастику и познавательные книги от лица животных).

Если считать необходимыми устоявшееся название жанра, определение в энциклопедиях, тематическую публицистику и сообщества в интернете, то серьёзная литература про разумных животных не является жанром. Отмечается разве что деление детской литературы про животных на «лёгкую» и «серьёзную»[17] либо «младшую» и «старшую»[18].

Тем не менее, у таких книг есть история, прослеживающаяся с XVIII века, в которой заметно влияние как отдельных книг и авторов, так и современной им культуры (особенно экологического движения). Есть особенное отношение к серьёзной литературе о разумных животных на протяжении десятилетий, в том числе почти полное исчезновение её в середине XX века, из-за которого «Обитателей холмов» было сложно издать. И наоборот, после бума подобных книг после успеха «Обитателей холмов» некоторые авторы специализировались на написании именно такой литературы, магазины и каталоги ставили похожие книги рядом, издатели — оформляли обложки и аннотации схожим образом, а читатели — искали понравившийся тип литературы по этим признакам. Такие книги до сих пор выходят по нескольку в год, и существуют современные авторы, предпочитающие писать именно серьёзные истории про разумных животных. С такой точки зрения эту литературу можно назвать жанром или хотя бы направлением, которое просто ещё не было рассмотрено профессионалами отдельно от «лёгких» детских книг про говорящих животных, и не сформировало общего фэндома (только отдельные фэндомы Котов-воителей, Рэдволла и так далее).

Название жанра[править]

Наиболее частый термин, обозначающий такие книги — это «animal fantasy», то есть «фэнтези о животных». Следует понимать, однако, что слово «фэнтези» в английском обозначает не то же, что под ним подразумевают в русскоязычные читатели, и здесь это следует читать как «детские книги про животных с элементами вымысла» (под элементами вымысла подразумевается сам факт говорящих или человечно мыслящих животных). До выхода «Обитателей холмов», а также после, когда популярность этого направления спала, под этим названием подразумевали самый разный ассортимент книг[3][13], от иллюстрированных книжек для самых маленьких типа «Кота в шляпе», авторских сказок вроде «Сказки о царе Салтане» Пушкина и историй про живые игрушки вроде «Винни-Пуха» до волшебного фэнтези вроде «Последнего единорога» и аллегорического романа «Скотный двор». Книги типа «Котов-воителей» и «Рэдволла» тоже относятся к этой категории. Даже в 1970-е и 1980-е, хотя термин использовался издателями для обозначения серьёзных книг про говорящих животных[Нужен источник][?] (реже, иронично — «talking vermin», то есть про говорящих сельхоз-вредителей[16]), но в литературных каталогах и на слуху его значение не изменилось, и к настоящему времени всякая ассоциация стёрлась[19].

В описаниях книг, являющихся прямыми потомками «Обитателей холмов» и «Рэдволла» присутствуют формулировки типа «Для любителей „Котов-воителей“» и «„Обитатели холмов“ плюс „Игра престолов“». Однако никакого специального термина типа «Watership-like» или «Adamsesque» не возникло.

Ещё одно название, которое частично подходит этим книгам — это «ксенофантастика». Книги от лица животных самые популярные среди всех произведений от лица нечеловеческих существ, однако героями ксенофантастики могут быть также эльфы, гномы и другие фэнтезийные расы, незооморфные инопланетяне и так далее. Кроме того, ксенофантастика от лица животного не обязательно имеет все признаки обсуждаемого жанра — например, это может быть книга от лица животного, не имеющего никаких очеловеченных черт (например, «Выдра по имени Тарка») или книга для младшего возраста.

Иногда книги делят по видам, например: cat fiction (кошачий худлит), horse fiction (лошадиный худлит), однако эти обозначения используются почти что только в названиях пользовательских списков рекомендаций и поисковых метках в каталогах. Так или иначе, как и с ксенофантастикой, под эти определения подпадают книги для любого возраста и также про неочеловеченных животных.

В русском языке также не выработалось специального названия для таких книг, несмотря на то, что многие классические и современные произведения этого жанра переведены и продаются. В ВикиФуре с 2017 года используется обозначение «фантастика про животных», позволяющая избежать ассоциации с книгами про волшебство, эльфов и другими элементами современного фэнтези на русском языке, однако оно не является общепринятым и не объясняет все тонкости жанра.

Как определять принадлежность к жанру[править]

Для жанров, не имеющих чётких критериев включения, используют принцип «фамильного сходства». Например, его рекомендуют для сложного вопроса, является ли тот или иной персонаж супергероем[20]. Этот же принцип можно применить к серьёзной «animal fantasy», использовав в качестве отправной точки «Обитателей холмов», после которых заговорили о различиях серьёзным и лёгким направлением детских книг про разумных животных, и их явных последователей.

По этим критериям к жанру относятся также многие книги, существовавшие до этого, но с оговорками, поскольку эти книги писались авторами, которых окружала другая литература, другие актуальные вопросы и другая читательская аудитория.

Следует также исключить типы произведений, которые любители и библиофилы никогда не ставили рядом с «Обитателями холмов» и их последователями и которые авторы не позиционируют похожим образом, даже если у них находятся общие признаки. Если сходств мало, а отличий — много, книгу не стоит считать типичным представителем жанра. Это можно сказать о многих книгах с участием животных, относящихся к научной фантастике, детской литературе для младшего возраста, фурри-литературе, иронической литературе и кошачьем жанре.

В настоящее время интерес к жанру чаще всего начинается с наиболее заметных современных книг — «Котов-воителей» и «Foxcraft», а также «Обитателей холмов» в качестве классики. После этого, однако, сложно искать другие книги в этом жанре. Ни один магазин или каталог не предоставляет такой жанровой категории, а в списках рекомендаций от других читателей драматичные книги перемешаны с прочей литературой про животных и книгами для старшего школьного возраста. Чтобы наверняка определить, относится ли книга к тому же направлению, что «Обитатели холмов» и «Коты-воители», нужно прочитать её и взвесить тон, оценить наличие и роль человечества, проработанность общества животных. Оформление обложки является хорошим указателем, но это не помогает разобраться с малоизвестными книгами (о них сначала надо узнать) и с книгами, чьё оформление может быть обманчиво (например, половина классических переводов жанра на русский выпускалась в серии «Звери, вперёд!», вместе с такими книгами как «Белый Клык»; и наоборот, иногда издание или перевод может иметь более детскую обложку, чем принято).

Дальнейшая статья выводит признаки жанра исходя из самых типовых примеров, не вызывающих сомнений. Остальные книги, подходящие под жанр с оговорками, могут быть приведены в качестве контрпримеров.

Оформление и подача книг[править]

Принадлежащими к жанру можно считать книги, которые издаются в расчёте на ту же читательскую аудиторию, что эталоны жанра, и для этого используют похожее позиционирование на рынке. Если взглянуть на такие книги, часто можно увидеть сходства.

Обложка[править]

На обложках изображены персонажи книги как более или менее натуралистичные животные с умеренно выраженными эмоциями, не сильно разнящиеся с тем, как эти животные выражают эмоции в дикой природе (а не как это делают люди или мультяшки). Это верно даже для книг про антропоморфных животных. Стиль напоминает картины фэнтези-художников, а не детские обложки или фурри-арт. Отретушированные фотографии никогда не используются.

Поскольку обычно книга посвящена одному виду животных, часто на обложке будет присутствовать только этот вид в лице одного персонажа, группы или собрания. В зооморфных книгах, которые уделяют внимание реалистичности животных, изображённые персонажи для нового читателя выглядят как обычные животные. В фэнтези персонажи на обложках обычно изображены в какой-нибудь ключевой, динамичной сцене или посреди яркого действия (например, стреляющими магией). Некоторые обложки фэнтези про животных поступают также (например, большинство обложек «Рэдволла»), но часто просто изображаются персонажи (выглядящие как просто животные), стоящие на фоне природы или в какой-нибудь непримечательной ситуации, к примеру, смотрящие в небо.

Название[править]

Обычно либо в традиции британской литературы, либо в традиции фэнтези. Типичные названия детских книг обычно не встречаются.

  • В традиции британской литературы — упоминает географию или достопримечательность (собственно «Watership Down» — Уотершипский холм; «Redwall» — название аббатства; «The Ram of Sweetriver» — Баран со Свитривера, название местности, где проживают бараны), либо природу («Night World» — мир ночи; «Run with the Wind» — беги как ветер), либо похоже на название байки (например, «Bodach the Badger» — имя старого барсука, про которого история, «Welkin Weasels» — хорьки из Уелкина, «Fox's Feud» — ссора Лиса).
  • В традиции фэнтези — имя героя, название артефакта или группы персонажей, эпическое событие, фэнтезийное допущение («Birth of the Firebringer» — рождение пламеносца; «The Dark Portal» — тёмный портал; «Green Ember» — зелёный янтарь; «Guardians of Ga'Hoole» — стражи Га’Хула).

Пример исключения: например, «The Book of the Dun Cow» написана во времена популярности жанра в похожем стиле и оформлена похожим образом, то есть по всем признакам является частью жанра, но названа в честь древнего ирландского манускрипта.

Аннотация и надписи на обложке[править]

Часто упоминаются популярные книги жанра: «Обитатели холмов», «Рэдволл», «Коты-воители», другие книги коллектива Эрин Хантер.

Оформление текста[править]

В отличие от книг для младшего возраста, размер шрифта обычный, а не крупный.

Структура книги[править]

В начале или в конце книги обычно даётся справка по обществу животных, которым посвящена книга. В ней даются специальные слова этих животных, объясняются продиктованные биологическим видом отличия культуры или перечисляются фракции и ключевые лица в них.

Иллюстрирование[править]

Иллюстрации встречаются в заглавиях и, редко, полностраничные иллюстрации. Обычно они чёрно-белые в чернильной графике, изображающие персонажей в качестве натуралистичных животных, как и на обложке.

Часто присутствует карта местности или мира, как в фэнтезийной литературе. Она может быть там же, где справка, или на форзаце.

Миростроение[править]

Поскольку главным фэнтезийным допущением жанра являются мыслящие животные, то книги уделяют столько же внимания и фантазии построению их обществ, сколько обычное фэнтези — описанию вымышленного мира. Объяснение и демонстрация читателю, как устроено общество животных и его иерархия, по каким законам они живут и во что верят — самоценность для жанра.

Чуждое человечество[править]

Катализатором для создания «Обитателей холмов» и «Миссис Фрисби» стали экологические настроения 1950-х — 1970-х годов, когда несложно было представить человека и индустриализацию как врага-уничтожителя природы. Это позволило написать произведения, где животные не являются аллегорией или типажами людей; и где люди являются угрозой, а не равноправным видом разумных существ.

Как правило, животные не могут общаться с людьми и даже понимать их. Действия людей представляются хаотичными и опасными, и в лучшем случае люди не обращают внимания на животных, но не из-за своей благосклонности — а по необъяснимым причинам. Типичный сюжет состоит в том, что люди внезапно вторгаются в территорию, где спокойно обитали животные, и звери теперь вынуждены бояться за своё будущее и пытаться разобраться, что происходит и как выжить. Этот сюжет общий с жанром экологической литературы о неразумных животных (например, «The Badgers of Summercombe» и «The Great Auk») с той разницей, что звери общаются между собой и предпринимают разумные попытки справиться с последствиями. Тем не менее, чуждость человека и угроза экологии не всегда являются сюжетом или главной темой произведения. Иногда это просто обстоятельства, определяющие образ жизни персонажей, но не движущие сюжет сами по себе. Особенно это верно для более поздних произведений жанра, написанных в XXI веке, когда экологический ликбез населения уже не требовался.

Как вариант — в мире могут вообще отсутствовать люди: либо их никогда не было (так в большинстве антропоморфных миров, таких как «Рэдволл»), либо они исчезли (так в постапокалиптических книгах, таких как «Волки из страны Далеко-Далеко»). Апокалиптический сюжет, в котором планету унаследовали животные, появился почти что одновременно с самой идеей апокалипсиса, возникшей в результате мировых войн — например, такую планету можно увидеть в мультфильме 1939 года «Peace on Earth». Однако когда этот мотив появляется в фантастике про животных, подчёркивается то, как люди испортили планету для всех остальных (как вариант — убили себя из-за своей порочности, в отличие от животных), в то время как раньше идеей был ужас и скорбь от того, что человеческая цивилизация погибла, и на её останках живут звери.

Если противопоставление хороших животных злым людям является важной темой в произведении, то животным часто добавляются нравственно превосходные качества: искренность, справедливость, приверженность простой жизни в гармонии с природой, а также нередко физические признаки превосходства — красота, хорошее здоровье, грация, самодостаточность и свойственные видам способности (острое зрение, хорошее обоняние…).

Виды животных[править]

Обычно книга посвящена какому-либо одному виду как центральному: кролики в «Обитателях холмов», лисы в «Лунном звере» и «Foxcraft», кошки в «Tailchaser’s Song» и «Котах-воителях»… Другие виды играют второстепенную роль или вообще не показаны равноправными разумными существами. Центральный биологический вид становится лицом книги, одним из её ключевых аспектов. Такие книги посвящены культуре одного вида, её фракциям, проблемам и героям. В сюжете часто фигурирует налаживание контактов с другим видом — либо дипломатия на уровне фракции, либо дружба с отдельными представителями, но обычно это не является главной темой произведения.

Иногда главным видом становятся фантастические существа — например, «Драконья сага» про драконов и «The Guardian Herd» про пегасов. Такие книги объединяет со звериным жанром общность оформления и сюжетных приёмов, и пишутся они зачастую теми же авторами; в отличие от обычной фантастики с участием драконов, грифонов, пегасов и единорогов, где люди представлены среди главных героев и не являются чуждым элементом.

Вид может быть выбран за то, что он представляет тот или иной регион (например, барсуки для историй о британской природе, бандикуты в австралийской серии «Stones of Fire»), за их общественную структуру, интересную для проработки (волчья стая, кроличья колония, самодостаточность зайцев), за место в пищевой цепочке и то, какую это может создать философию, или просто за привлекательность для аудитории (драконы, пегасы) или любовь автора к ним.

Есть, однако, книги, где многие виды объединены в одно общество, и в главных героях тогда могут быть персонажи разного вида: например, лесные животные в «The Animals of Farthing Wood», жители саванны в «Землях отважных», многовидовое общество в «Рэдволле». В антропоморфных книгах это встречается чаще, чем в зооморфных, но и среди них есть одновидовые произведения, особенно в мышином жанре. Даже в многовидовых книгах, однако, часто не все виды равны, и встречаются сюжетные линию про налаживание контактов с иным видом — например, с воробьями в «Рэдволле».

Правдоподобие неантропоморфных животных[править]

В книгах, героями которых являются четвероногие животные в мире, где также существуют люди, обычно соблюдаются многие ограничения этих животных — как физические, так и поведенческие, и психологические.

Например, в «Обитателях холмов» обычные кролики не умеют открывать клетки, выбираться из ловушек или перебираться по реке с помощью плота. Только самые опытные кролики имеют знания об этом, а самые умные — могут догадаться. Со стороны другим кроликам эти умения кажутся почти магическими — несмотря на то, что для человека-читателя решение этих проблем было бы очевидным. Ричард Адамс так написал в своей книге о разнице взгляда человека и кролика:

Человек ходит на двух ногах. Для него сложно взбираться по крутому холму, ведь приходится постоянно возносить своё вертикальное тело вместо того, чтобы двигаться по инерции. Кролику проще. Его передние лапы направляют горизонтальные тело, пока мощные задние вовсю работают. Их стараний более чем достаточно, чтобы разогнать невеликую кроличью массу, расположенную впереди. Кролики быстро забегают по склону. Более того, задние лапы настолько мощные, что кроликам сложно спускаться с холма, и часто на крутом пути вниз они перекувыркиваются через голову. Человек, напротив, несёт себя в пяти-шести футах над землёй. Пускай склон крут и ухабист, но в целом он ровный, и человеку легко выбирать путь с высоты своей подвижной шестифутовой башни. Кроличьи же тревоги и трудности в преодолении склона отличаются от таковых, которые бы испытали вы, дорогой читатель. Их утомляет не физическая нагрузка. Когда Орешек сказал, что кролики устали, он имел в виду усталость от непрекращающегося чувства уязвимости и страха.

Подобные ограничения соблюдаются и в других книгах жанра про четвероногих животных в мирах, где есть люди. Звери обычно не носят одежду и не изготавливают предметы, не ведут записи, не занимаются сельским хозяйством, не имеют денег и не умеют решать проблемы способами, недоступными своим реальным аналогам.

В мирах, где людей нет или они исчезли, четвероногие животные обычно изображаются более очеловеченными. Они по-прежнему ограничены своей анатомией (например, не могут делать лапами то, для чего нужны руки или противопоставленный палец), но меньше акцента делается на отличиях их мышления. В таких мирах звери могут мыслить совсем как люди и не испытывать трудностей с открытием дверей и преодолением реки на плоту. Существуют книги, где четвероногие животные имеют материальную культуру каменного века (например, цикл «The Named» и «Волки из страны Далеко-Далеко»), но даже в этом случае — далеко не все её элементы: например, обычно они не носят одежду кроме ритуальной, не используют копья и луки, не строят домов. Такие предметы как сумки, головные уборы, сосуды и другие изделия используются автором лишь в той мере, в которой их наличие в мире нужно для сюжета, в остальном оставляя персонажей звериными.

Видовые преимущества[править]

У разных видов животных есть способности, которых нет у человека и которые вызывают восхищение и зависть читателей-людей: например, обострённые органы чувств, способность летать или дышать под водой, острые клыки и когти, яд. Хотя ограничения животных по сравнению с людьми обычно учитываются только в книгах про зооморфных персонажей, особые возможности разных видов часто применяются и к зооморфным, и к антропоморфным животным. Например, в «Green Ember» антропоморфные волки имеют обострённое обоняние, антропоморфные барсуки в «Рэдволле» — могучие воины. В зооморфных мирах, склонных к правдоподобию, звери тем более имеют завидные качества биологических видов.

В произведение зачастую берутся не только те качества, которые на слуху, но и менее известные. Например, в первой же главе «Котов-воителей» говорится о том, как герой-кот «приоткрыл рот, чтобы запахи достигли обонятельных областей на нёбе» — то, что любители кошек видели не раз и знают, что это такое; а те читатели, которые интересуются кошками, но пока не могли завести — хотели бы узнать.

Видовая лексика[править]

Ещё один приём, вдохновлённый «Обитателями холмов» — специальная лексика, отражающая отличия мышления и культуры персонажей-животных. У кроликов это был проработанный язык лапинь. Этот же приём применён, например, в «Лунном звере» и в «Хвосттрубой». Даже если не используется специальный язык, животные могут называть вещи по-другому со своей точки зрения: например, в серии «Foxcraft» лисы называют шоссе «смертельная река». В рассказе «Fox 8» лисья манера отражена ещё и в том, что повесть, как бы представляющая собой письмо от лиса людям, написана с необычными ошибками правописания, будто существом, говорящим на английском, но не умеющим писать на нём.

Дополнение в начале или в конце книги, объясняющее специальную лексику — такая же традиция жанра, как карта местности.

Видовые элементы в культуре[править]

Описывая культуры животных, авторы обычно вплетают в них характерные черты поведения этих животных (в представлении автора и читателей). Например, в «Волках из страны Далеко-Далеко» у стай есть летописцы — волки низшего ранга, гравирующие зубами летопись стаи на костях. Это вписание в вымышленную культуру представления о волчьей стае, согласно которому наименее уважаемым членам достаются объедки и кости, которые они грызут.

Авторы часто не обходят стороной и поведение, являющееся важной частью жизни животных, но табуированное у людей: например, в книгах про хищников обычно описывается охота и убийство добычи, а в «Обитателях холмов» автор упоминает помёт кроликов, для которого есть отдельное слово «фрака» — например, когда кролики идут по следу друг друга или оценивают, обитаемы ли найденные ими норы.

Для культур животных придумываются и их собственные особенности, лишь отдалённо основанные на виде, популярных представлениях о нём или какой-либо человеческой культуре. Например, у «Котов-воителей» есть разные имена для разных стадий жизни и социальных статусов кошек. В «Хвосттрубой» у кошек несколько имён: личное имя сердца, общеизвестное имя лица и тайное имя хвоста. Это отражает популярные представления о скрытности кошек и об их снисходительном отношении к своей «человеческой» кличке. Совы в «Стражах Га’Хуула» куют изделия из металла, что не отражает никакое поведение сов или представление о них, разве что об их уме.

Общество и фракции[править]

Как правило, в книге показывается несколько фракций или общин, отличающихся своим устройством, философией и проблемами:

  • В «Обитателях холмов» — это разные колонии кроликов. Кролики встречают их на пути к новому дому.
  • В «Рэдволле» — разные виды, вдохновлённые разными слоями общества и народами Британских островов. Каждая из этих культур по-разному участвует в конфликтах.
  • В «Котах-воителях» — кланы, племена, а также уличные кошки, одиночки и домашние кошки. На балансе четырёх кланов построен «воинский кодекс», которого придерживаются лесные кошки.
  • В «Диких» — разные городские фракции, подобные уличным группировкам.

Общество, в котором обитают персонажи, тщательно описано и служит как двигателем сюжета, так и предметом его особого внимания. Это чаще всего также означает, что прописано гораздо больше постоянных второстепенных персонажей, чем в обычной эпической фэнтези, и отношения с ними и взаимная иерархия являются постоянной темой книги. Зачастую сюжетом книги является не путешествие с несколькими друзьями, а оборона общины или путь персонажей внутри общества, но даже путешествия, если случаются, обычно сопровождаются бо́льшим числом спутников, чем в эпической фэнтези (не только боевой отряд), или связаны с миграцией общины, или уделяют особое внимание обществам, встреченным по пути, а не просто встречам с персонажами и преодолением проблем.

Философия и мистицизм[править]

Экологическое движение, вдохновившее жанр, являло собой сдвиг в философии общества. Идеи об экологическом равновесии, круге жизни и ценности каждого биологического вида были сравнительно новыми. Таким образом, книги о разумных животных не только показывали чуждое человечество, но и представляли альтернативу: философию животных. Кроме того, их убеждения и верования должны были объяснить, как сами разумные животные смотрят на круговорот в природе, где хищники поедают травоядных.

В «Обитателях холмов» мифология и сказительство кроликов играло важную роль в книге — как правило, не в само́м сюжете, а в создании атмосферы и раскрытии персонажей и фракций. Кролики, живущие «не по-кроличьи» и свысока относящиеся к рассказам про предка-плута Эль-Ахрайраха, показывались неестественными, угрожающими как главным героям, так и себе. Практически все книги жанра прорабатывают мифологию и философию четвероногих зверей так же тщательно, как их общество. В книгах про антропоморфных персонажей это выражено слабее, обычно не больше, чем в обычных фэнтези.

Несмотря на реалистичность неантропоморфных животных, нередко что-то из мифологических представлений о мире оказывается правдой, хотя читателю (и персонажам) не всегда сразу ясно, что именно. Например, кошки в «Котах-воителях» считают, что духи предков способны подавать знаки через погодные явления. Духи предков действительно существуют, обитают в посмертии по определённым законам и имеют свои традиции, они способны посылать видения и говорить с живыми кошками, но менять погоду не могут. Если сравнивать с обычными книгами фэнтези, мистицизм в книгах про животных обычно тщательно проработан автором, и его правила постепенно раскрываются читателю, оставаясь неизменными с ходом повествования.

Особенно часто в жанре появляется существование пророчеств, способность к предсказанию, пророческим снам или общению с духами. Этот элемент встречается почти в каждом цикле, начиная от «Обитателей холмов», где, поскольку правила мистицизма были тщательно продуманы, кролик-пророк мог вызывать пророчества намеренно с ущербом для себя. Здесь, как и во многих последующих книгах про разумных зооморфных животных, пророчество передаёт кроликам информацию, связанную с деятельностью людей, которую обычные реалистичные кролики не смогли бы получить. Это позволяет персонажам не выходить за рамки звериной способности к логическому мышлению и в то же время противодействовать антропогенным угрозам, в которых обычные животные бы погибли. Пророчества часто используются похожим образом в других книгах, чтобы победить животных поступить необычным для себя образом, нужным для сюжета.

Возрастная категория и драматизм[править]

Жанр в основном обращён к читателям от среднего школьного возраста и выше[21]. Это отражается как в оформлении и сложности текста, так и в сюжетах.

По сравнению с младшими книгами про животных жанру свойственен драматизм, даже жестокость. Обычно источником этой жестокости прямо или косвенно является либо человек (например, разрушение среды обитания из-за человека), или природа (хищничество, стихия), или вражда (война между фракциями, конкуренция за добычу). Смерть или травма является частым результатом жестокости, и община пострадавшего переживает утрату, добавляя трагичности. К тому же эти события описываются таким языком и в таких деталях, которые считают неподходящими для младших читателей, включая кровь, боль, переживания, страдания[22]. Даже в книгах на младшей границе жанра персонажам часто грозит как минимум смерть — например, в «Тёмном бору» история начинается со смерти друга главной героини в когтях филина.

Однако тематика отличается и от книг для взрослых, где могут подниматься вопросы о природе человека, об экономической справедливости, о старости и наследии и другие, которые ещё не задаёт себе читатель 10-18 лет. Чаще сюжет является приключенческим или эпическим. Персонажи-животные не являются аллегорией людей или средством изучения глубин человеческого общества или сатиры над ним.

Границы жанра[править]

«Невероятное путешествие» — пример «лёгкого» романа про разумных животных.

У жанров редко бывают чёткие границы. Само существование жанра или направления провоцирует творчество, заигрывающее с принятыми рамками. Тем не менее, некоторые книги полнее соответствуют ожиданиям от жанра, чем другие.

Существует немало книг, имеющих одни признаки жанра, но начисто лишённых других. Например:

  • Breaking Away — книга про общество кроликов и спасение главных героев, где темой является не экология, а неравенство в экономике. Это также значит, что книга написана как аллегория человеческого общества.
  • Freelance Familiars — серия про фамильяров пуму и белку, оформленная как типичный представитель жанра, но юмористическая по своей природе.
  • Endling — серия про собакоподобных фантастическх животных, в мир которой в качестве одной из рас есть люди, которые вполне помогают главным героям. В отличие от обычной фэнтези, где иногда важную роль играют животные, здесь люди не играют большой роли, что не позволяет назвать эту книгу обычной фэнтези.
  • Кошки-волшебники — подцикл в фэнтезийном цикле «Юные волшебники», посвящённый кошачьим магам. Действие происходит в реальном мире, и хотя кошачьи маги сотрудничают с человеческими магами в рамках одной организации, в сюжете люди почти не играют роли.
  • Пчёлы — роман о подробно проработанном обществе антропоморфных пчёл. Написан для YA-аудитории[п] любителей антиутопий.
  • Невероятное путешествие — «лёгкий» роман о возвращении домой двух псов и кошки, где животные разговаривают друг с другом, тем не менее не выходя за рамки ограничений своих видов.

Некоторые из этих книг объясняются влиянием или даже принадлежностью к смежным жанрам (например, кошачья литература). Другие можно считать новейшим развитием жанра или творчеством авторов, которых жанр вдохновил, но не все его компоненты. Считать ли такие книги полноценной частью жанра или чем-то иным — вопрос, который не обсуждается в источниках и списках рекомендаций, и каждый читатель решает за себя.

Ранние книги[править]

Если считать «Обитателей холмов» романом, на котором жанр сформировался, то нельзя требовать от похожих книг, выпущенных ранее, соблюдения всех жанровых ожиданий. Даже «Миссис Фрисби», несмотря на сходство по тематике и драматизму, выпускалась в рамках уже существовавшего мышиного жанра, и её классическая обложка отличается от стиля, который был позже выработан для фантастики о животных.

Тем не менее, есть ранние книги, которые часто рекомендуют для любителей жанра и отмечают их влияние на состоявшийся жанр. Например:

  • Книги джунглей — несмотря на человека в главной роли, человечество противопоставляется проработанному, благородному обществу животных, обладающему собственной философией. Основным видом являются волки Сионийской стаи, и присутствует дипломатия главного героя с другими видами. Происходящее очень драматично, затрагиваются вопросы смерти и любви.
  • Бемби — первая реалистичная книга про животных в дикой природе, которые разумны и разговаривают друг с другом.[23]. Язык оригинала — немецкий.
  • Скотный двор — книга про общество разумных животных, написанная для взрослых, но рекомендующаяся для старших подростков в большинстве каталогов в разделе фэнтези про животных[10].

Книги для другой аудитории[править]

Многие книги и тексты, по описанию похожие на типичных представителей жанра, на самом деле написаны для другой аудитории, чем любителей «Обитателей холмов» и их продолжателей.

Например, до конца XX века научная фантастика и фэнтези отличались как типами сюжетов, так и аудиторией (в том числе не существовало научной фантастики для детей, и в литературных каталогах читателям-подросткам просто рекомендовали наименее сложную взрослую НФ[24]). Писатели-фантасты, однако, писали и кошачью литературу (особенно Андре Нортон), и книги с ключевым участием других животных (например, сага о Возвышении и «Город»). Многие из этих книг были вдохновлены теми же экологическими настроениями, что и Ричард Адамс. Однако если сравнить эти книги с «чистой» фэнтези про животных, то больше сходств найдётся с классической НФ и с видовой литературой, чем с «Обитателями холмов». По сравнению с теми, в НФ будет больше лишних элементов, чем сходств — описания технологий, крупные роли у людей, упор на рассуждения, а не на драматизм и приключения.

То же касается большинства книг, написанных изначально для другой аудитории. Это видовые антологиисм., юмористическая и философская проза, литература для младшего возраста и для взрослых, обычное фэнтези с животными в качестве одной из рас, книги про оборотней, фурри-литература, фанфики и неанглоязычные книги из стран, где фантастика о животных малоизвестна.

Тем не менее, некоторые из этих книг и текстов могут представлять интерес и рекомендоваться друг другу любителями фантастики о животных (чей литературный интерес к животным вряд ли ограничивается одним узким направлением). Например, несмотря на то, что «Поросёнок Бэйб» написан для младших классов и издаётся крупным шрифтом, многие любители «Котов-воителей» ставят эти книги на одну полку благодаря глубокому описанию культур животных и тому, что впечатление от «Поросёнка Бэйба» подтолкнуло потом увлечься «Котами-воителями»[Нужен источник][?].

Особенно близко к фантастике о животных подходят фанфики по мультфильмам про общества животных, таким как «Король Лев» и «Балто». Эти приключенческие мультфильмы создавались для семейного просмотра, но официальные побочные произведения обычно выпускались для детей. Фанфики, напротив, часто описывают ту же вселенную с бо́льшим драматизмом и серьёзностью. Многие фанфики по ТЛК ничем принципиально не отличаются от зооморфной фантастики про животных в мире, где нет человека.

Малая форма[править]

Тематических сборников, посвящённых именно этому типу литературы про животных, на весну 2019 не существует. Однако рассказы, имеющие большинство признаков жанра, иногда попадаются в сборниках на смежные темы или в самостоятельном издании — например, повесть «Fox 8» или несколькостраничный рассказ «A Dog’s Story». В протяжённость рассказа сложно вместить ту проработку общества животных и драматизм, которые свойственны жанру, но это возможно.

Помимо литературы[править]

Существует немало произведений, вдохновлённых этим течением литературы или имеющим её признаки, но относящихся к другим типам творчества — это комиксы, мультфильмы, видеоигры и многое другое.

Ярким примером является «Король Лев». Он воплощает почти все признаки жанра, возможные для мультфильма, а не книги: в нём нет людей и персонажи не являются прямой аллегорией людей, показано общество животных со сложной политикой и фракциями, заложена мысль о круговороте жизни и гармонии с природой, о благородстве природы и разрушительных последствия вмешательства в её порядок, а также мультфильм известен своим драматизмом. Второй фильм и продолжение «Львиная гвардия» развивают многие из этих идей. Большая часть фанатского творчества, особенно фанфики и комиксы, также основаны на сложности и драматичности львиного общества и склонны компенсировать недочёты в миростроении мультфильмов.

Другие примеры таких произведений:

  • Armello — видеоигра в стиле настольной игры, а также несколько повестей, о фэнтезийном мире антропоморфных животных.
  • Комиксы Mouse Guard про войну и шпионаж средневековой цивилизации мышей, выживающей в мире, где все на них охотятся. Людей нет.
  • Scurry (Беготня) — веб-комикс о выживании мышей в постапокалиптическом мире.
Puzzlepiece32.png Это неполный список [править].
Достаточно ещё трёх-четырёх разных примеров.

Существует множество настольных ролевых игр, преимущественно вдохновлённых так или иначе «Обитателями холмов», где играть предлагается за животное в обществе своего же вида. Это такие игры как «Bunnies & Burrows» про кроликов, «It's a Dog's Life» про луговых собачек… Кроме того, есть игры, подобные «Рэдволлу» и «Mouse Guard»: к примеру, собственно «Mouse Guard RPG» и «Hyperborean Mice». В оформлении и настроении этих игр есть значительное отличие от обычных фуррёвых игр («Furry Pirates», серия xClaw). Некоторые настольные ролевые игры про зооморфных животных вдохновляются вперемешку «Обитателями холмов» и кошачьим жанром, например, «Cat» про кошек и «Weasels» про хорьков. В знаменитый Мир Тьмы можно играть почти целиком в четвероногой форме, и мистический мир игры будет поддерживать изображение людей как чего-то чуждого и угрожающего.

В рунете распространены ролевые форумы, посвящённые обществам животных — как по мирам из книг, так и по мотивам или же оригинальные.

В интернете распространён жанр звериных комиксовсм., миры и повествование в которых соответствует фантастике о животных. Часто они более фэнтезийные, чем литературный жанр: вместо реалистичных неантропоморфных животных могут выступать звери немыслимых цветов, фантастические вариации животных или персонажи, владеющие зрелищной магией. Примеры таких комиксов: «Chakra», «Wurr», «Ink».

Вселенные фантастики про животных иногда адаптируют в другой формат — например, выпускают фильм или видеоигру. Те же «Обитатели холмов» произвели впечатление на многих поклонников именно в качестве талантливого и шокирующего мультсериала[который сериал классический?].

На русском языке[править]

Перевод первой книги серии «The Named» с иллюстрацией специально для русского издания.
См. также: Список фантастики о животных

Переводы[править]

Наиболее знаковые произведения жанра переводились на русский. В 1996 году начала выходить серия «Заповедный мир», посвящённая именно таким произведениям, и в ней были впервые переведены «Обитатели холмов», «Воин Рэдволла», «Хвосттрубой» и некоторые другие книги. В 1999 году появился перевод «Лунного зверя». «Котов-воителей» начали переводить в год их издания, в 2003. Переведено больше половины этой огромной серии, а также другие серии коллектива Эрин Хантер. Также целиком переведены «Стражи Га’Хуула» (начиная с 2007 года, ещё до выхода фильма в 2010) и другой цикл того же автора про волков.

В 2004 году стала выходить серия «Звери, вперёд!», для которой были переведены все три вышедшие на тот момент книги цикла «Серебряное крыло», а также переведены или переизданы многие романы на тему животных — как про очеловеченные культуры животных, так и книги типа «Лесси», описывающие жизнь обычных животных. Тогда же, в 2000-х, целиком переведены «Тайны забытого острова». В рамках цикла про «Юных волшебников» переведены две книги о «Кошках-волшебниках», а также в 2012 переведена первая книга серии «Ратха — Огненная бестия» и в переводе с ошибками вышла «Миссис Фрисби и крысы НИПЗ». Из цикла «Ravenspell» в 2009—2010 году переведено две первых книги. Из «Felidae» переведены две книги не по порядку.

2015—2019[править]

Примерно в 2015 году начался новый подъём интереса издателей к жанру. Благодаря плодовитости коллектива Эрин Хантер и составляющих его авторов у издателей оказался длинный список книг, насчёт продаж которых они чувствовали себя уверенно из-за известного и зарекомендовавшего себя имени. В декабре 2015 года переведена первая книга серии «Foxcraft» (от одной из участниц коллектива Эрин Хантер). В 2016 году переведена четвёртая и пятая книги из «Хроник стаи», а также изданы первые две книги «Драконьей саги» (также от одной из участниц Эрин Хантер). В 2017 — начале 2018 переведены и изданы вторая и третья книги «Foxcraft», допереведено первое пятикнижие «Драконьей саги»; из Эрин Хантер — новая книга «Земля Отважных» и ещё две книги «Хроник стаи».

С 2017 стали переводиться и книги, не относящиеся к Эрин Хантер, но похожие обложками, идеей и целевой аудиторией, другими словами — того же жанра. В 2017 — начале 2018 переведена полная серия «The Familiars» (Фамильяры) и первые две книги серии «The Wild Ones» (Дикие). В 2019 начат перевод серии «The Last Dogs» (Верные).

Большинство физических книжных магазинов держат полку в детском отделе, заполненную книгами Эрин Хантер и другими изданиями, которые считаются похожими на неё. У этой полки нет специального названия.

Доступность[править]

Исключая Эрин Хантер, многие ранее переведённые книги давно не переиздавались и исчезли с полок физических и электронных магазинов. Их электронные версии в магазинах также обычно недоступны, вероятно, из-за окончания лицензии[25][26]. Эти книги можно купить только с рук, взять в библиотеке или прочесть в нелегальных электронных архивах.

Новые переводы Эрин Хантер также не продаются в электронном виде, однако некоторые другие недавно изданные книги купить в качестве электронной книги можно — например, серии «Foxcraft» и «Дикие». Неизвестно, гарантирует ли это постоянной доступности этих книг в будущем, или же лицензия на их продажу тоже кончится через несколько лет.

Качество переводов[править]

Качество переводов очень разнится. Например, в русской версии «Крыс НИПЗ» американский ворон Джереми говорит о себе как о женщине (и так же о ней говорит рассказчик) и только в конце главы, где персонаж называет своё имя, рассказчик начинает говорить о нём в мужском роде. В «Следе первого енота» (первая книга «Диких»), наоборот, переведена сложная и складная манера речи многих ярких персонажей, в том числе рифмы.

Низкое качество переводов вообще распространено среди фантастических книг, издающихся в настоящее время, однако фантастика про животных представляет ещё и дополнительную проблему из-за специальной лексики, разрабатываемой авторами для звериных обществ. В некоторых сериях эта проблема не решена вовсе (например, система имён кошек в «Котах-воителях» не передана вовсе; так же в «Драконьей саге»). Пример удачного решения проблемы — классический перевод «Обитателей холмов».

Переводы часто страдают от примитивного словарного запаса при переусложнённых конструкциях, от тавтологий, буквального перевода. Авторский слог и стиль обычно не воспроизводятся. Например, первый абзац первой главы книги «Стань диким!»:

Оригинал Значение Перевод Замечания
It was very dark.
Было очень темно.
Rusty could sense something was near. Рыжик чувствовал чьё-то присутствие. Рыжик чувствовал, что рядом кто-то есть. Оригинальная фраза употребляет конструкцию, которая всегда используется для ситуаций неопределённости и преследования, особенно в ужастиках и триллерах. В переводе используется упрощённая лексика без идиоматики.
The young tomcat’s eyes opened wide as he scanned the dense undergrowth. Юный кот пошире открыл глаза, всматриваясь в густой подлесок. Котенок широко открыл глаза, как будто старался просветить насквозь густой подлесок. В переводе появляется загадочная метафора, скорее всего вызванная тем, что переводчик не владел словом «scan», которое относится не только к видеотехнике, но и изначально — ко внимательному, последовательному взгляду. Кроме того, для героя выбрано более детское определение.
This place was unfamilliar, but the strange scents drew him onward, deeper into the shadows. Это место было ему не знакомо, но загадочные запахи манили его вперёд, глубже в полумрак. Место было ему не знакомо, но странные запахи манили его за собой, все дальше в тенистую чащу. Тавтология слова «было» с первым предложением — одна из худших стилистических ошибок литературного текста в русском языке, которая обычно замечается редактором и решается пересмотром конструкции и синонимами. Запахи были не странными (в русском «странный запах» обозначает плохой, подозрительный, неприятный запах[27]). Слово «strange» в английском также значит «незнакомый».
His stomach growled, reminding him of his hunger. В животе заурчало, напоминая о голоде. В животе у него заурчало — он вспомнил, что голоден. Герой и не забывал, что он голоден. Кроме того, в переводе фраза переусложнена.
He opened his jaws slightly to let the warm smells of the forest reach the scent glands of the roof of his mouth. Он приоткрыл рот, чтобы тёплые запахи леса достигли обонятельных областей на нёбе. Он вдохнул глубже, чтобы полнее ощутить запахи леса. Герой совершил действие, знакомое каждому любителю кошек и животных. В переводе оно было упрощено и превратилось в человеческий жест восхищения природой.
Musty odors of leaf mold mingled with the tempting aroma of a small furry creature. Затхлый запах гниющих листьев смешивался с зовущим ароматом небольшого зверька. Кисловатый запах прелых листьев смешивался с манящим ароматом какого-то мелкого пушистого зверька. Слово «прелых» — пример хорошего словарного запаса, но «манящий» — тавтология с одним из предложений ранее.

В оригинале эта книга имеет рейтинг сложности текста U (оценивается от A — самые примитивные тексты; до Z — самые сложные) и предназначена для классов 4-8 (с 9-10 лет по 13-14 лет)[28]. В русском нет широко распространённых систем оценки возрастного качества книг, но полученный автоматически индекс сложности текста Фога даёт 2.99 для перевода и 3.7 для оригинала, косвенно подтверждая упрощение текста[29].

Подобным торопливым пересказом переводится тщательно вылизанный текст большинства книг (в частности, в коллективе Эрин Хантер над текстом работают несколько авторов, редакторов и корректоров). В случае переизданий книг ошибки и недочёты перевода в большинстве случаев не исправляются даже по многочисленным просьбам читателей, оправдывая это сложностью перевёрстки[Нужен источник][?]. Электронных версий, где исправления можно было бы разослать всем читателям, у большинства книг нет. Фанатские переводы, ставящие целью улучшить качество официального перевода, не ведутся.

Tigerclaw Runningnose.jpg Warriors Fire and Ice audio cover.jpeg

Коготь: слева — из русского издания «Памяти племён», справа — на обложке англоязычной аудиокниги. В оригинальных книгах ни одно издание не отходит от реалистичного стиля.

Подача[править]

Так же, как в переводе упрощён текст многих книг, изданных после 2005 года, их подача тоже зачастую нацелена на более младших читателей, чем оригинальные произведения. Это заметно в переводе имён и в иллюстрациях. Чаще всего для русскоязычных изданий рисуются свои обложки (возможно, по лицензионным причинам), и лишь некоторые серии сохраняют оригинальный стиль (например, «Foxcraft», «Дикие»).

Кроме того, зачастую названия книг не переводятся, а устанавливаются так, как кажется выгоднее для привлечения внимания. Например, название серии Foxcraft не переведено вообще и пишется латиницей, зато название первой книги изменено с «Похищенные» (The Taken) на «Зачарованные». Некоторые названия заменены на «[кто-нибудь]-воители» вслед за популярностью «Котов-воителей»: Ravenspell стал «Мышами-воителями» со второй книги, Spirit Animals (не фантастика о животных, но часто ставится рядом, так как написана авторами «Котов-воителей») стала «Зверями-воителями». Это свойственно вообще маркетингу иностранных произведений на русском.

Пока не переведённые книги[править]

См. также: Список фантастики о животных

Такие популярные и новые зарубежные серии, как, например, «Fire Bringer» (1999) про оленей, «The Sight» (2001) про волков, «The Guardian Herd» (2014) про пегасов, «Lucky» про белок и «The Summer King Chronicles» про грифонов не готовятся к переводу. Фанатские переводы малоизвестных и самиздатных книг также не ведутся.

Состояние в русской литературе[править]

Обычно зарубежные циклы и жанры, заслужившие популярность на русском языке, получали русскоязычные аналоги: книги, написанные местными авторами, с которыми издательствам было легче работать, чем с зарубежными лицензиями. Однако с фантастикой о животных этого не случилось. Написанных на русском книг, которые бы соответствовали всем признакам жанра, на весну 2019 года не существует. Самое близкое — фанфики, ролевые форумы про животныхсм. и самиздат в интернете, вдохновлённый жанром. Как и со многими особенностями издания, это совпадает с тем, как издательства работают с фантастикой в целом: в настоящее время они считают перевод ограниченного числа состоявшихся зарубежных книг менее рисковым, чем покупку и заказ книг у русскоязычных авторов[30][авторитетный источник?][?].

Поскольку об этом направлении литературы как об отдельном жанре не рассуждают даже на английском языке, на русском тоже нет его чёткого названия, определения или объясняющих статей (кроме данной)[31][32]. У определения «animal fantasy» нет распространённого русского аналога, поэтому нет таких списков или категорий не только в магазинах, но и на читательских ресурсах, таких как Лаборатория Фантастики и LiveLib.

Причины[править]

Небрежное отношение к фантастическим и детским жанрам характерно для российского книгоиздания начала XXI века. Издатели (на 2019 год большую часть фантастики издаёт несколько издателей-монополистов) часто говорят о падении продаж бумажных книг[Нужен источник][?]. Это порождает замкнутый круг: издательства уменьшают тиражи и экономят на переводе, чтобы снизить свои потенциальные потери; применяют маркетинговые ходы вроде замены названия на то, которое кажется более продающим («Звери-воители», «Мыши-воители») — всё это в свою очередь приводит к дальнейшему падению продаж и выводам со стороны издательства, что серия и жанр читателям неинтересны. Российские издатели не применяют методов книгоиздания цифровой эпохи, повсеместных в англоязычной индустрии, где вместо тиражей используют печать по требованию и электронные книги, предоставляют удобный электронный сервис, а также мероприятия вроде писательского тура по стране и знакомства с читателями.

Все жанры, кроме самых крупных, сильно сократились в русскоязычном книгоиздании. Киберпанк, зомби-апокалипсис и другие специфические направления так же почти не представлены среди новых переводов, переизданий и у русскоязычных авторов, как и фантастика о животных — имеющиеся книги сводятся к международным хитам, тем книгам, по которым планируют снять фильмы, и книгам с дешёвыми лицензиями.

На других языках[править]

Puzzlepiece32.png Это заготовка раздела [править].

См. также[править]

Категории в ВикиФуре:

Примечания[править]

  1. Book-to-Film: Hobbits, Rabbits
  2. Children’s animal tales на British Library
  3. 3,0 3,1 3,2 См. Заметки — The Ultimate Encyclopedia of Fantasy (1999)
  4. См. Заметки — The Greenwood Encyclopedia of Science Fiction and Fantasy (2005)
  5. По данным Википедии, со ссылкой на Lyons, Martyn. 2011. Books: a living history. Los Angeles: J. Paul Getty Museum.
  6. Алиса в стране чудес, издание 1865 года, на Goodreads
  7. По сведениям Википедии
  8. По данным Википедии, со ссылкой на Owen, Mary, «Developing a Love of Reading»
  9. «Presenting: Young Adult Fantasy Fiction» (1998), рекомендуемое чтение Animal Fantasy.
  10. 10,0 10,1 См. в целом в заметках.
  11. 11,0 11,1 См.
    Заметки: The Oxford Companion to Children’s Literature (1984)
  12. 12,0 12,1 12,2 См.
    Заметки: Animal Land (1975)
  13. 13,0 13,1 См. Заметки — Presenting: Young Adult Fantasy Fiction (1998)
  14. Явно указывающие на обложке или в аннотации «Для любителей „Обитателей холмов“» или использующие похожие приёмы и сюжетные повороты в мире четвероногих животных, предназначаясь старшим читателям.
  15. В аннотации «The Sheeple» в магазине Amazon упоминается сходство с «Watership Down», «Скотным двором» и «Зовом предков».
  16. 16,0 16,1 Contents Lists — The Million #11
  17. См. Заметки — Fantasy for Children
  18. Watership Down’s Legacy
  19. Например, в книжном каталоге магазина Амазон, в котором предусмотрены такие жанры как «Инопланетное вторжение» и «Колонизация космоса» в разделе НФ, «Драконы и мифические существа» в фэнтези и «Фэнтези + Взросление» в книгах для подростков, тем не менее нет жанра «Animal Fantasy». См. [1] (август 2018)
  20. «A Comics Studies Reader»
  21. Например, «Рэдволл» относится к категории для 10+ лет из-за сложного языка, смертей и насилия [2], при этом автор специально использует простые образы вроде «крысы — злые, мыши — добрые», чтобы читателям-детям было всё понятно [3]
  22. В «Волках из страны Далеко-Далеко», например, есть такой эпизод, который традиционно считался бы неподходящим для детей (изложен по памяти): Волчицу, кормящую волчонка молоком, внезапно вытащили из норы огромные когти. Волчонок, с морды которого капало молоко, выглянул наружу и увидел, как росомаха держала в лапах тело его кормилицы, и оторванная голова волчицы держалась лишь на нескольких кровавых нитях.
  23. См.
    Заметки: Presenting: Young Adult Fantasy Fiction (1998)
  24. «Genre Favorites for Young Adults» (1993)
  25. Сведения о доступности книг даны на январь 2017.
  26. Например, «Рэдволл» отсутствует в электронном виде, а в бумажном продаётся только в нескольких сетях, например, в «Читай-городе» — и только неполное переиздание «Эксмо» (недоступно для заказа в интернет-магазине, осталось в наличии только в нескольких книжных).
  27. Проверяется через поисковик.
  28. Warriors: Into the Wild на Dogo Books
  29. Посчитано с помощью Расчета индекса Флэша и Фога по тексту
  30. Со слухов и наблюдений в литературных кругах.
  31. Например, журнал «Мир Фантастики» имеет статью «Животные в фэнтези», где рассказывает о сюжетах про говорящих животных вообще, включая детские книги и мультфильмы вроде «Лесной братвы». Серьёзное направление никак не выделяется.
  32. Википедия упоминает «animal fantasy» как синоним литературы о мыслящих животных вообще, не выделяя серьёзные книги о них.

Ссылки[править]

Каталоги на английском: