Архив:Мультяшные разборки: кто платит Чебурашке и Смешарикам

Материал из ВикиФур
Перейти к: навигация, поиск
Мультяшные разборки: кто платит Чебурашке и Смешарикам
АвторыГригорий Коган
Дата2012
Место публикацииОригинал

Мультяшные разборки: кто платит Чебурашке и Смешарикам

Фото ИТАР-ТАСС

Всем известно, что популярные актёры, спортсмены, телеведущие помимо основной деятельности «подрабатывают» съёмками в рекламе. Это происходит во благо и коммерческой структуре, приобретающей таким образом новые грани имиджа, и звезде, обогащающейся за счёт заказа.

Однако у звёзд из плоти и крови есть свои конкуренты — персонажи популярных мультфильмов. Причём по отношению к людям они явно имеют преимущества, так как не старятся со временем, могут сниматься в одном и том же качестве сколько угодно раз, а главное — рисованные звёзды беспринципны и могут «озвучить» совершенно любой текст. Соответственно, использование персонажа мультфильма даёт его правообладателям и производителям рекламы гораздо больше творческих возможностей, чем контракт с актёром-человеком продюсеру последнего. Однако некоторые коммерческие структуры полагают, что поскольку мультяшка есть не просит, то ей можно не платить. В этом-то и заключается главная ошибка такого рода рекламодателей.

Повесть мультяшных дел[править]

Во времена СССР всё принадлежало государству, поэтому государственному предприятию, производящему зубную пасту «Чебурашка», не нужно было спрашивать разрешения государственной студии «Союзмультфильм» на использование бренда. Изобретатель пасты, профессор Юрий Федоров был таким же госслужащим, как и режиссёр мультфильма Роман Качанов.

С падением Советского Союза страна вошла в рынок, и как предприниматели, так и создатели мультяшек поняли, что рисованные существа — это актив, который может приносить доход. Проследим новейшую историю судебных процессов по мультперсонажам в России, львиная доля которых приходится на рассмотрение исков детского писателя Эдуарда Успенского.

В 1990-х Э. Успенский обвинил фабрику «Красный октябрь» в незаконном использовании бренда «Чебурашка» при производстве конфет. Конфеты выпускались ещё с 1970-х годов, и поначалу кондитеры отвергли претензии писателя. Однако позднее уступили и переименовали свою продукцию.

Также в конце 1990-х в Калуге вышел в продажу наполнитель для кошачьего туалета «Матроскин» с изображением кота, похожего на всем известный персонаж мультфильма «Трое из Простоквашино». Э. Успенский предъявил производителю претензии, и тот стал выплачивать писателю проценты от прибыли.

Затем Э. Успенский судился с японской компанией, выпускавшей разные вещи с изображением Чебурашки: в результате разбирательства писатель начал получать гонорар с каждой вещи.

В 2003 г. состоялось судебное разбирательство вокруг Масяни — персонажа коротких мультфильмов в Интернете, созданного петербургским художником Олегом Куваевым. Кривоватая и страшноватая мультяшка приобрела такую популярность, что стала одним из символов Северной столицы, наряду с Адмиралтейской иглой, белыми ночами и «шавермой». Питерский аниматор подал в суд на телеканал Муз-ТВ, который использовал мультяшку без согласия автора. Суд О. Куваев выиграл — канал перестал эксплуатировать образ Масяни, но денег художнику это не принесло.

В декабре 2006 г. в истории Чебурашки появляется интересный пассаж, связанный с судебным разбирательством художника Леонида Шварцмана — создателя мультипликационного образа Чебурашки, к болгарской компании «БРК-косметикс». Эта фирма заключила контракт с Э. Успенским, который на тот момент зарегистрировал все права на имя, силуэт и литературное описание персонажа. Художнику не удалось отстоять свои права на Чебурашку, несмотря на то, что другие художники-аниматоры, работавшие в 1970-х годах на «Союзмультфильме» и выступавшие свидетелями, подтвердили авторство Л. Шварцмана.

В свою очередь в июне 2010 г. состоялся суд по иску Э. Успенского к компании «Флешмастер», продававшей USB-накопители в форме Чебурашки и Матроскина. «Флешмастер», заключивший лицензионный договор с «Союзмультфильмом», выиграл дело. Суд мотивировал отказ писателю в иске тем, что компания использует внешний образ персонажа, автором которого Э. Успенский не является. В апреле 2011 г., рассмотрев апелляцию писателя, суд подтвердил правоту «Флешмастера».

Непаханое поле[править]

Согласно оценкам консалтинговой компании «Контакт-Эксперт», занимающейся вопросами лицензирования брендов, в настоящий момент объём этого рынка в России составляет около 2,5 млрд. долл. в год. Россия только начинает переход к цивилизованному рынку лицензирования, где правообладатель общается с бизнесменами не напрямую, а через соответствующие агентства или специализированные отделы.

По такому принципу работает безусловный лидер этого рынка — компания Disney. На сегодняшний день проверенные опытом инструменты есть только у крупных игроков вроде Disney, ГК «Рики» (основной бренд «Смешарики»), «Анимаккорд» («Маша и Медведи»). Disney, как известно, сам занимается лицензированием собственных брендов, а у новых российских студий есть либо карманные лицензионные агентства, либо партнёры, через которых они работают.

В России дело осложняется советским наследием. Самые популярные и любимые персонажи созданы во времена СССР, использовать их в качестве брендов весьма интересно. Однако именно персонажи советских мультиков являются наиболее рискованными с точки зрения охраны авторских прав.

Когда родителей много…[править]

Предпринимателю, который решил использовать мультяшку для продвижения своих товаров или услуг, придётся для начала решить вопрос, к кому обращаться для заключения контракта. Как видно из приведённой выше хроники, бизнесмен, заключивший лицензионное соглашение по всем правилам, может всё равно оказаться в суде, поскольку у персонажа может объявиться «другой папа».

Хорошо, когда разные функции в создании персонажа выполняет один человек (как О. Куваев), или когда разные «родители» мультяшки являются близкими родственниками. В этом смысле повезло «Ёжику в тумане», у которого режиссёр — Юрий Норштейн и художник — Франческа Ярбусова являются мужем и женой. А если бы это были чужие друг другу люди, как бы решался вопрос авторства «Ёжика»? «В работе над фильмом я контролирую весь процесс. Художник погружается в работу и находится под сильным моим „облучением“. Франческа это тоже признаёт», — утверждает Ю. Норштейн. Впрочем, если бы «Ёжика в тумане» рисовал другой художник, это был бы совсем другой фильм и совсем другие персонажи.

Кстати, о других Ёжиках. Мало кто осознает, что в советской анимации многие фильмы о ёжиках (особенно, в паре с медведями) сняты по сказкам Сергея Козлова. Это касается как «Ёжика в тумане», так и ёжика и медвежонка из фильма «Трям! Здравствуйте!» (1980), где звучит песня «Облака — белогривые лошадки», и фильма, где ёжик встает на табуретку и притворяется ёлкой (1975). Все это сказки про одних и тех же ёжика и медвежонка, а фильмы получились совершенно разные и по стилистике, и по исполнению.

С. Козлов написал сценарии ко многим другим известным мультикам — например, про львёнка и черепаху, которые пели «Я на солнышке лежу». Тема авторских прав в этом мультфильме раскрывается очень наглядно: черепаха разрешает львёнку петь её песню, но возражает против того, чтобы он менял в ней слова. «Надо петь „я на солнышке ЛЕЖУ“, ведь это я придумала!», — говорит она, заставляя львёнка подстроить своё поведение под слова песенки. Сам С. Козлов ни в каких скандальных историях вокруг авторских прав не участвовал. Умер сказочник в январе 2010 г.

Как отмечает президент «Контакт-Эксперта» Григорий Трусов, использование советских мультипликационных персонажей очень сильно тормозится именно из-за «распылённости» авторских прав. «Если права распределены между несколькими участниками творческого коллектива или несколькими юридическими лицами, нужно либо согласовать лицензионный договор со всеми сторонами, то есть выступить самому чем-то вроде агрегатора авторских прав, либо заручиться поддержкой хорошего юриста», — советует эксперт. Поскольку в Советском Союзе практики подписания авторских договор практически не было, сегодня оставшиеся в живых авторы и их наследники борются за свой процент коммерческого успеха, подчеркнул он.

По словам Г. Трусова, для российского рынка тема лицензирования продолжает сохранять новизну. «Это является следствием различных причин, как, например, непреодолимое стремление правообладателей либо бизнесменов „изобретать велосипед“ и непрозрачность многих бизнесов. Последнее заставляет правообладателя предъявлять необоснованно завышенные требования или в ряде случаев, наоборот, продаваться за бесценок в силу своей экономической и юридической неграмотности», — отмечает он. Эксперт советует с целью минимизации рисков, связанных с претензиями других правообладателей, иметь дело с официальным представителем лицензирующей компании или отдела, если такой существует.

Если говорить о методах оценки мультяшек, ключевым параметром в оценке стоимости бренда является его узнаваемость. Обычно при ведении переговоров с потенциальным лицензиатом демонстрируются опросы общественного мнения (узнаваемость персонажа), количество просмотров в Интернете, рейтинги телепоказов, а также описание целевой аудитории бренда. Важную роль играет маркетинговая поддержка бренда, например, реклама самого мультфильма.

Второй параметр, если говорить о лицензировании — продукт или услуги, которые предполагается распространять под данным брендом. «Обычно сумма определяется в переговорном процессе и привязывается к маржинальной стоимости и объёмам продаж. На вход условия сотрудничества обозначаются как 5-10 % от продаж», — указывает Г. Трусов.

Судить иль не судить?[править]

Больше всего скандалов и судебных разбирательств связано с Чебурашкой. Описание этого зверька в книге Э. Успенского «Крокодил Гена и его друзья» (1966) выглядит так: «Чебурашку сделали на игрушечной фабрике, но сделали так плохо, что невозможно было сказать, кто же он такой: заяц, собака, кошка или вообще австралийский кенгуру? Глаза у него были большие и жёлтые, как у филина, голова круглая, заячья, а хвост коротенький и пушистый, такой, какой бывает обычно у маленьких медвежат». Поначалу изображения зверька, соответствующие этому описанию, можно было встретить в иллюстрациях к книге. «Тот самый» герой с большими ушами впервые появился в мультфильме Романа Качанова в 1969 г.

Наши попытки связаться с Э. Успенским результатов не дали. На направленный по электронной почте вопрос о том, как, по его мнению, должны делиться права на персонажей мультфильмов, сделанных по его произведениям, с другими создателями (то есть как минимум художниками-мультипликаторами) знаменитых мультяшек, мэтр не ответил. Реакция его продюсера Владимира Зубарева была и вовсе крайне нервной. «Ему [Успенскому] это неинтересно!», — сказал он, поспешив бросить трубку.

В свою очередь Л. Шварцман говорит, что к нему никогда не обращались коммерческие структуры по поводу использования созданных им персонажей. Художник раздосадован тем, что ему не удалось доказать своё авторство в суде. «Успенский как автор произведения никакого отношения к внешнему образу Чебурашки не имеет. В этом мультфильме все куклы создавались под моим руководством и при моём непосредственном участии, и хотя на суде (в 2006 г.) выступили много сотрудников студии, которые меня поддержали, ни мои, ни их доводы не были приняты во внимание, — с горечью говорит он. — Такое впечатление, что художника-постановщика у мультфильма не было».

При этом Л. Шварцман не намерен обжаловать решение суда. «Никакой веры в наши суды у меня нет. Это только будет стоить мне нервов и здоровья. Мне в мои годы связываться с этим глупо», — считает мастер, который в прошлом году отметил 90-летний юбилей.

Не верит в российское правосудие и режиссёр Ю. Норштейн. По его словам, на персонажах его фильмов «сделали целую индустрию, и этим людям даже в голову не приходит спросить разрешения авторов. Они даже не думают о том, что залезают в чужой карман». Судиться с пиратами мастер не считает нужным. «Мне тогда отдельно надо было бы заниматься судебной тяжбой. Не хочу тратить на это жизнь», — говорит он.

Действительно ли в российских правовых условиях трудно защитить авторские права? Специалист по защите авторских прав, ассоциированный член Российской гильдии адвокатов Евгений Паперно считает, что российское законодательство в целом позволяет эффективно отстоять права автора на своё произведение. Правда, есть ряд факторов, осложняющих задачу.

«Вопрос об обладании правами на золотой фонд советской мультипликации и отдельные элементы отдельных произведений, в него входящих, остаётся дискуссионным вследствие следующих обстоятельств. Во-первых, при создании произведений с учётом реалий советского времени соответствующие вопросы не были с должной тщательностью урегулированы на уровне договоров. Во-вторых, проблема правопреемства правообладателей, прекративших своё существование, провоцирует судебные споры (например, как быть с персонажами, права на которые принадлежали „Союзмультфильму“). В-третьих, есть проблема применимого права», — отмечает юрист.

В любом случае позицию отказа от защиты своих авторских прав Е. Паперно считает неверной. «Правовой нигилизм, к сожалению, всё ещё аффектирует широкие слои российского общества и творческой интеллигенции в частности», — с сожалением констатирует юрист.